Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:35 

Все слова - не те.
Под "Лунную сонату" Бетховена пальцы ударяют по клавиатуре медленно, размеренно, в такт. Не хочется писать, но хочется творить; да вот только чувствуется вся собственная ничтожность перед величием настоящей музыки, которая пробуждает чувства, рождает в голове фантазии, большие нереальные картины, будто выписанные пастелью на темно-синей или черной бумаге... Знаете, как в каких-то советских мультфильмах. Рисованный цветок мерцает разными оттенками в темноте, лепестки его развеваются на небольшом ветру, и он цветет, а рядом, будто в калейдоскопе, проносятся года, столетия и эры, сменяя одна другую, наступая друг другу на пятки, враждебно спихивают друг друга с места рядом с цветком.
А мне не быть великой. Величие таят громадные скалы и свинцовые тучи над бушующем морем. Моя душа слишком спокойна и не монолитна. А хочется, чтобы внутри был если не океан, то хотя бы Байкал, - нет, предпочтительнее всего Байкал. С его холодной пресной водой, толща которой хранит под собой великие тайны мироздания, не поддающиеся человеческому разуму. Чтобы волны разбивались о старые, как мир берега, а тучи лили слезы в кромешной темноте в осознании того, что им никогда не воссоединиться с чудесным пресноводным гигантом.
А мне не быть великой. Мои мысли слишком земные. А хочется, чтобы небо играло с облаками, как море играет с берегами, и солнце плескалось в зрачках, и мысль гуляла вольно и свободно, собирая на себя все новые и новые детали, чтобы воздух попадал в легкие не иначе как через эти вольные мысли - чтобы мысли приносили его с собой; чтобы они были глубокие, как Байкал... Байкал.
А мне не быть великой. Бытие мое определяет сознание, а не наоборот, и я не создана для того, чтобы созидать. Или создана. Но я - не более, чем атом в этой гигантской игре света и тени, и я точно погибну, но погибнуть на пути к солнцу - то единственное, о чем я мечтаю.

22:01 

Все слова - не те.
Когда-нибудь волосы станут жемчужного цвета,
А облик - как будто сквозь фильтр на фотоаппарате.
Все меньше затронет нас блюз, небеса на закате,
Красивые бойкие краски цветного рассвета.
Все больше на квоты внимание и на погоду,
Дневные заботы, детишки, начальники - жмоты,
И пенсия, внуки и холод от каменных стенок.
На жизнь - будто фильтр ч/б лишь с отдачей в оттенок.

20:59 

с чем-то

Все слова - не те.
Расскажи мне о чем-нибудь важном:
О столешнице или постели,
Или о том, что однажды
Люди так и не полетели.
Ветер дул, крылья были и воздух,
И вроде, давление было в норме,
Но они не взлетели, серьезно,
А хотели, как птицы - вольно;
Только пару десятков разбилось
О крутые пологие скалы;
Их последнее слово вилось
У тебя на запястье алом;
И игла выбивала знаки.
Расскажи мне, откуда узнал ты?
Ведь теперь люди - словно собаки,
Смотрят только в глаза и в карты.
Ты ведь знаешь, прошли столетья,
В воду канули скалы и годы,
А на запястье, словно плетью,
На веки высечено: "Свобода".

20:13 

Все слова - не те.
Проблема в том, что я не умею поддерживать людей. Точнее, как... Именно словами - не умею. Другие находят тысячи фраз, чтобы помочь любимому человеку вынырнуть из пучины отчаяния, а я... Я теряюсь. Я могу быть рядом, смотреть в глаза, беззвучно плакать... И близкие мои понятия не имеют, что когда им плохо, моя душа разрывается на части. Простите меня, что я не умею утешать. Знайте, от моего сердце каждый раз откалывается кусочек, когда я чувствую, что вам больно или плохо. Просто бывают чудовищны люди, подобные мне; те, которые могут выражать свои эмоции так, чтобы другие поняли, но совершенно не умеют сочувствовать чужому несчастью на публику. Наверное, это всё из-за того, что когда мне плохо, я предпочитаю оставаться одна и никого не заражать своей чудовищной слезливостью. И против своей воли, подсознательно убеждена, что все такие же как я, что никому не нужно громких слов. И я, чёрт возьми, знаю, что я ошибаюсь, но... Простите меня, мои самые близкие на свете люди.

23:14 

Все слова - не те.
Так, ладно, пришло время разобраться с книгами, прочитанными за последнее время (август и начало сентября, ранее не помню :(), а так же с теми, что нужно прочитать как можно скорее.

Уже:
1) "Над кукушкины гнездом" (Кен Кизи)
2) "Доводы рассудка" (Джейн Остен)
3) "Чувство и чувствительность" (она же)
4) "Гордость и предубеждение" (и снова она же) - перечитала
5) "Джейн Эйр" (Шарлотта Бронте) - перечитала
А так же эпопея Устиновой:
6) "Мой личный враг"
7) "Неразрезанные страницы"
8) "Один день, одна ночь"
9) "Персональный ангел"
10) "С небес на землю"
11) "Отель последней надежды"
12) "Закон обратного волшебства"
13) "Первое правило королевы"
14) "Развод и девичья фамилия"
(да, я - истинный задрот бульварных романов)
А так же:
15)"Гостья" (Стефани Майер)
16) "Час быка" (Иван Ефремов)
17) "Грозовой перевал" (Эмили Бронте) - дочитываю.

Достаточно внушительный список для одного месяца, как мне кажется. Просто в августе мне вдруг захотелось по-настоящему почитать, и я каждую свободную минуту посвящала чтению. И прекращать не собираюсь, ибо у меня серьезные планы на самопросвещение и обогащение духовного мира.

Итак, собственно, литература:
1) "Поющие в терновнике" (Маккалоу Колин)
2) "Старик и море" (Эрнест Хэмингуэй)
3) "Повелитель мух" (Уильям Голдинг)
4) "Овод" (Этель Войнич)
5) "Эмма" (моя любимая Джейн)
6) "Имя Розы" (Умберто Эко)
7) "120 дней Содома" (Маркиз де Сад) - надеюсь, стоит читать
8) "Алиса в стране чудес" (Льюис Кэролл) - в обязательном порядке!
А еще хочется каких-нибудь мрачных или не очень сказок, например, норвежских. Или братьев Гримм и старика Андерсена почитать? Помнится, была одна сказка классная, заняться ее поисками, штоле...
9) "Толкование сновидений" (Зигмунд Фрейд)
10) "Заводной апельсин" (Энтони Берджэсс)
11) "Невыносимая легкость бытия" (Милан Кундера)
12) "Убить пересмешника" (Харпер Ли)
13) "Темные начала" (Филипп Пулман)

В общем, пока все. Мои читательские планы на ближайшие пару месяцев пока ограничиваются этим. Вроде хорошие книги? Хотя, почитаем - узнаем. С искренностью и нежностью.

P.S. А, еще надо Набокова почитать, "Дар".

21:03 

Все слова - не те.
Ну вот, первый учебный день закончился, и я, памятуя о горячем чае, возвратилась домой. Крылатское встретило едва пробивающимся сквозь тучи солнцем, - но это лучше, чем непроглядный туман с утра.

Чай дома оказался только зеленый жасминовый - мама никак не может привыкнуть к тому, что я его категорически разлюбила, - но, опять же, лучше, чем ничего. Смотрю в окно и думаю: как же чувствуется уже осень. Окна, летом так радостно распахнутые, все герметичнее закупориваются, обещая совсем скоро не оставить и щели; теперь мы все будем консервироваться и бродить, словно вино, внутри безвоздушных надземных пространств. А тучи, грозно нависая, грозятся разразиться дождем или градом.

А чай тем временем остывает, грустно выдыхая свой последний пар. Иногда хочется верить, что любая кружка - это море, которое может выйти из берегов. Что любая душа способна на что-то сверхъестественное, магическое, невероятное, на какой-то порыв, от которого всем замерзшим вдруг вмиг станет тепло. А в кружке-море бурлила бы вода, волны бились бы о фарфоровые края и уходили бы в никуда, сопровождаемые песней осеннего ветра, которая не замолкает за окном.

Кажется, что осень навсегда забирает тепло. А потом, позднее, зимой, в метель, когда надежда уже, было, угаснет, тепло вдруг найдется - далеко, за снежными лавинами и большущими глыбами льда, свернувшееся таким родным оранжевым комочком среди непроходимой непогоды. И его непременно надо взять в руки, и руки тогда согреются, и вся ты согреешься, и сердечко наконец оттает, и вновь будут силы идти вдоль громоздких белых сугробов - с теплом в руках. А оно будет еще ярче, еще жарче, и вдруг загорится, словно огонь, но не обожжет: оно растопит снег. Растопит лёд. Растопит тебя. Растопит все вокруг. И будут ручьи, и поляны покроются свежей зеленью, и деревья опасливо выпустят свои молодые листочки, которые, в свою очередь, потянутся вверх, к вышедшему из-за долгих свинцовых туч солнцу... Но это будет потом. А сейчас мы уходим в спячку, потому что чай остыл.

Но все это - лирическое отступление. На самом деле, в борьбе с непогодой мы теряем минуты, которые не вернуть. А не попробовать ли радоваться наступающим холодам? Желтым и красным листьям, красивым краскам? Я люблю осень больше всего, потому что эмоции извне топят камин, который не дает мне замерзнуть.

16:23 

Все слова - не те.
Почему нас вечно "цепляют" истории о любви? Даже на том же экране. Почему замораживают, заставляют внимательнее всматриваться в экран и сердце совершает различные маневры в зависимости от поворотов сюжета?
Сегодня я смотрела фильм и понимала, что у меня никогда не будет так. Я никогда не скажу своему пожилому степенному отцу что-то наподобие "Я была слепа". Я никогда не выйду на рассвете из дома и не встречу человека, которому тоже не спится. Никогда. "А как мне тебя называть, когда я зол?" Я не откажу неудавшемуся ростом, но весьма перспективному жениху, и не буду целовать руки того, кого все считают злым и высокомерным. Не услышу таких слов о любви, никогда не услышу.
А дело все в том, что сегодня все гораздо проще. Это вам не Англия старой закалки, - где, о Мерлин великий, мне безумно хотелось бы жить! - тут все топорно, приземленно, и никаких принцев на белом коне. Какой принц, боже, о чем вы? Недоотношения. А где же невероятная, неземная, великая и благородная? Канула в лету, вот где.
Понимание пришло резко и шарахнуло по голове. Розовые очки давно пора снимать. Любовь нынче деформировалась, и теперь она странная и немного ущербная. Любовь физическая гораздо важнее близости духовной. Да что там?.. Эта самая духовная близость вообще давно и всем побоку. Ибо даже те романы, которые, якобы, написаны современными авторами именно об этой... как ее... ну, большой и чистой, пропитаны желанием исключительно материальным.
Наверное, не мне судить о столь высоких (или низких?) материях, но я, так уж вышло, вечно на все имею свой собственный взгляд.
Отчего-то хочется на море. Спастись, наверное, ибо море хранит в себе мудрость веков и помнит еще чопорных дамочек, запряженные лошадьми экипажи и настоящих, - всамделишных! - принцев. Ну, или сэров, джентльменов, царствующих господ и сильных мира сего, не испорченных ещё всеми этими веяниями последнего времени.

23:19 

Все слова - не те.
Дорогой дневник,

Я за это время ничего нового не поняла. Ничего не осознала, да и прозрение на меня с небес не свалилось. Словом, все как обычно, просто отчего-то хочется все-таки поделиться с тобой своими переживаниями.
А переживаний, собственно, много. Во-первых, я ощущаю себя ужасной. Да, в некотором роде так оно и есть, но мне кажется, что все гораздо хуже, чем есть на самом деле. Я боюсь улыбаться незнакомым людям. Разговариваю с людьми, которые нравятся, нагло и хамовато. Не воспринимаю комплиментов. Словом, возвращаюсь в давно забытое прошлое. А я не хочу, НИХАЧУУУ.
А с другой стороны, я прекрасно понимаю, что все не так плохо. Что я не самый страшный человек в мире, и что по жизни я вообще достаточно адекватная девушка. Но не смотря на то, что я вполне себе приличная, моя репутация подмочена периодическими пьянками, тем, что все думают что я курю и татуировкой на все запястье. То есть мало того, что толстая и страшная, так еще и бухает, курит и матерится как сапожник.
Да, это ужасно; вот пишу и постепенно осознаю, насколько. Хотя, на самом деле, внутри меня живет огромный чертов похуист, который сейчас заснул на минутку (даст отправить сообщение или нет?).
В общем-то, вот и первое мое притязание. В связи со всем этим ужасом мне жутко хочется быть любимой. Хотя бы немножечко. Без лишних соплей и слюней, да, просто. В семнадцать лет это уже нормально. Да только даже те люди, которым я нравлюсь, совсем не устраивают меня (фи, еще выбирает сидит). Нет, ну это совсем маразм, серьезно, не судите.
А так... Я знаю, кто был бы для меня идеальным человеком. Но, к сожалению (или к счастью?) я никогда не буду с ним. Такая вот фигня получается.
А еще я постепенно теряю связи с реальностью. Хочется на море. Или в горы. Или к самому черту на рога - главное, чтоб не здесь и не сейчас. Чтобы завтра не экзамен. Чтобы Он не далеко. Чтобы что-то - как прежде. И чтобы лето - не такое душное.

22:23 

ахах, очередное непонятношто.

Все слова - не те.
Я не чувствую этого лета;
Плакал Горьковский институт
Без такого как я поэта;
Впрочем, там ведь меня не ждут?..
Да с такими-то баллами, как же,
Только если Макдак подметать...
И, наверное, ждать, как однажды,
Станет принц там меня искать
Хоть какой-нибудь, хоть Уганды,
Хоть ЮАР, на худой конец,
Укатиться чтобы с ним в Анды
И там тайно пойти под венец.
Да, весь ужас судьбы предо мною;
На ладони, его и жду.
Мама, помнишь, как этой зимою
Подскользнулась одна на льду?
В общем, я повредилась рассудком,
Мама, строго меня не суди.
С многомесячным промежутком
Мой дурдом продолжает расти.

00:59 

Безымянное

Все слова - не те.
Привет, ночные бдения!
Слетели якоря,
Не хватит мне умения
Проплыть эти моря;
Я спотыкаюсь, падаю,
При том, что на воде,
Быть может, кто-то нужен мне?
Да только все не те;

Привет, тюрьма проклятая
Бездонных глаз твоих!
Рассветами, закатами
Не отвлечешь от них;
И состояние сонное,
Давно ли ты ко мне?
Досталась мне огромная
Яма на самом дне.

Привет, мой ветхий парусник,
И ветер злой тревог.
Что дул до боли, яростно,
Но парус сдуть не смог.
Ныряю в тьму бездонную,
Куда-то, где моря
В свою лагуну сонную
Уносят якоря.

00:51 

Недостих пока что. Чтобы в черновиках не потерялся.

Все слова - не те.
Что-то черное, непонятное,
Закралось туда, где живет добро:
В красное тёплое солнце закатное,
И в предрассветное серебро.

Что-то неясное, неуязвимое,
Не уязвленное гулом ночей,
И в то же время до боли любимое,
Что-то чернил лишь немного светлей.

Что в этом мире осталось от вечности?
- Мистика снов и бредовость идей.
И книги зачитанные о конечности
Наших предельно коротких дней.

И от тебя мне остался, наверное,
Только холодный, пронзительный взгляд,
Чувство обиды и радость безмерная
Когда о тебе хорошо говорят.
Что мне осталось? Лишь воспоминания
О теплом взгляде и крике совы,
Наши такие простые прощания
И трепетание весенней листвы
На нашем дереве. Помнишь, ива?
Ветвями плакала над рекой.
Было красиво; была красива
Ты в моей древности молодой.

Я постепенно растаю во мраке,
Я растворюсь в нем, умру, один,
Где-нибудь в пьяной похабной драке,
На скатерти цвета аквамарин.
Мне, может быть, кто-то честь окажет,
И закопает под ивой той,
Хотя, может кто-то... Наверное, даже
Тот самый мальчишка с судьбой непростой.
Я знаю, что ты с облаков проклинаешь
Меня и всё то, что не смог я отдать.
Скажи мне, ты часто меня вспоминаешь?..
...Мне хочется время отправить вспять.

И просто за то, чтоб услышать "прощаю"
Я смог пережить бы всё это опять.
Хоть тысячу раз! Как бы ни было, знаю,
Что ты лишь одно не умеешь - прощать.
И хроноворот мой давно потерялся,
И треснули стрелки наручных часов...
...Надо же, всё-таки я дождался;
Идет он. На двери скрипит засов.

02:42 

Все слова - не те.
Мне было сказано, что я умру,
Не сейчас, но совсем скоро.
Стало тесно внутри Нутру,
И громит оно тела затворы.
Тесно в теле душе,
Больно душу искать,
От препараций она устала.
С милым - рай в шалаше,
А одной - умирать.
Мне осталось совсем мало.
Мне нашептывал май
Трепетаньем листвы:
"Жизнь - вот суть, не ищи обходные!"
Новый день - и опять умирать
Где-то в центре Москвы,
Там, где Боги - сердца заводные.

22:09 

О первом экзамене, человеке-бессоннице и Посейдоне-или-как-его-там

Все слова - не те.
"Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку" (с) А.С. Пушкин.



Люблю Пушкина - в его писанине есть ответы на все вопросы.
- Александр Сергеевич, как сдать ЕГЭ на 100 баллов?
- "...Мудрый после третьей чаши
Все венки с главы слагает
И творит уж возлиянья
Благодатному Морфею"


- Александр Сергеевич, что делать, если не хочется идти на работу?
- "...Ни чорт, ни воры
Не могут удержать меня,
Когда спешу на службу я!"

- Окааай.

- Александр Сергеевич, что нынче на дворе?
1)- "Унылая пора! Очей очарованье!"
2)- "Мороз и солнце; день чудесный!"
3)- "Весна, весна, пора любви... Отдайте мне метель и вьюгу и зимний долгий мрак ночей!"
4)- "Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи"


- Александр Сергеевич, куда бы сходить?
- "... Как же любо мне
Осеннею порой, в вечерней тишине,
В деревне посещать кладбище родовое,
Где дремлют мертвые в торжественном покое"


Люблю Пушкина, он заставляет задумываться даже над самыми глупыми вопросами.


Но дело не в великом русском классике, а, в очередной раз, во мне родимой. Я стараюсь отвлечь себя непонятно чем... Точнее, всем, чем только можно. Мои нервы к концу июня превратятся во что-то, мало их-в-первоначальном-виде напоминающее. А всё почему? Потому что ЕГЭ, видите ли, долго проверяется. Но я не ропщу ("Я не ропщу о том, что отказали боги ..."); просто это всё скорее странно, чем страшно. Необычно. Ново. Неизведанно.

Вот сегодня я была на консультации по английскому. Ну, точнее, как - консультация... Мы просто сидели, слушали некоторые прописные истины, тупили, болтали и сплетничали. Вечно так бывает. "Будь другом, держись подальше от моего парня" - заявила няша Катерина "обожаемой" моей Полиночке по окончании консультации. Катя молодец. А меня, на самом деле, просто дико смешило поведение Полины в последние дни (недели-месяцы) учёбы: я заметила, что она липнет к физмату, как банный лист известно к чему. Со стороны это смотрелось мило и жалко.
Впрочем, не мне судить. Я сегодня более или менее в своей тарелке, даже в кино была, на каком-то абсолютно джигурдовском фильме (там народ прилетел на другую планету, откуда будто бы произошла наша цивилизация, ну а на ней, как водится, полный пи...ц, в итоге тётка рожает непонятно кого (Александр Сергеевич, Ваш выход!..), все умирают, кроме этой тётки, которая отправляется с головой робота путешествовать дальше). В этом фильме голова как таковая играет, как я поняла, основополагающую роль. Только голова не как средство для генерирования мыслей, к сожалению, а только как некий физический предмет. Более того, скорее эту голову (пардон, эти головы) можно назвать мёртвой, чем живой. Что ж, веет дешёвым оккультизмом: до терафима головы не дотягивают, а весёлый роджер - это уже совершенно другая история.
В общем, фильмец не из приятных: приятная была разве что компания. Люблю своих друзей всё-таки.
А ещё надо прекращать жрать... Но если не жрать, то не на что отвлекаться. А тут съела яблококонфеткуспаржусалаткуснулапиццы - и всё, совесть гложет ближайшие полдня, не давая спуску. Так что... Жрать или не жрать, вот в чём вопрос.
Ещё очень уж хочется почитать любимого Шекспира и начать, наконец, долгожданного Ефремова. Но не отпускает меня совесть, которая так и шепчет: читай, мол, программу к экзамену, "Слово о полку Игореве", например. В итоге не читаю ничего и вполне этим удовлетворяюсь. Пока бессонница - по тихому пролистываю снейджеры и баш.
Господи, ну что ж я за человек-то такой? Экзамен на носу, а я и не чешусь. Развлекаюсь себе, о выпускном думаю, телевизор смотрю, кучу ошибок в тестах делаю. Жру. Черт, сейчас понимаю, что с этим и заканчивать-то поздно. Перед смертью, как известно... Да и вообще, с чего бы мне париться? В крайнем случае пойду в макдоналдс работать, личную жизнь может наконец устрою, помучаюсь бездельем. Начну учить какой-нибудь стрёмный иностранный язык типа болгарского, китайского или шведского. Пригодится, почему нет? НЕ-НЕ-НЕ, а то так нарасписываю и самой, блин, понравится. Нафиг-нафиг, поступать и только поступать! Учиться, учиться и еще раз учиться, как поговаривал старик Ленин. Так что вот так.

@музыка: Laam – Petite Soeur

@настроение: джигурдовское

01:49 

Последний звонок

Все слова - не те.
Черт возьми, а внутри так паршиво-паршиво. Все потому, что с осознанием происходящего отчего-то ну уж очень туго. Возможно, это глупо (да, это точно немного странно, даже в моих собственных глазах), но я совсем не чувствую себя человеком, который закончил школу. Или, возможно, просто не хочу себя им чувствовать. А, собственно, человек, знакомый с моим характером, сотню раз вам повторит, что в этом нет ничего странного. Просто Настя излишне труслива и сентиментальна. Да, именно эти два слова: я труслива, потому что боюсь перемен (ибо перемены в жизни грядут разительные, и в следующем году не вернусь я больше в свою альма матер, которая *Мерлин, звучит-то как пафосно*, так сказать, выращивала во мне личность аж целых одиннадцать лет); ну а сентиментальна, потому что не смогла удержаться и все-таки немного (два раза перекрашиваться пришлось!) прослезилась в честь грустного праздничка.
В любом случае, просто хотелось бы отметить, что все вы (мы!) были просто великолепны. Вообще-то мне казалось, что все пройдет ужасно, но нет... Я рада, что все кончилось именно на такой ноте (мой внутренний голос утверждает, что эта мифическая нота - фа диез в третьей октаве). Просто за прошедшую неделю я поняла, что некоторые ребята из моей школы стали мне действительно близки и дороги, и я бы многое отдала, чтобы провести с ними еще немного времени. Ну и раз уж это мой дневник, я позволю себе назвать некоторые имена... Ну, например, Любимые Лобстеры, Настья, Сашка, Лиза и даже, наверное, Дима. Для меня свойственна излишняя эмоциональность, но я даже не подозревала, что моя тушь не выдержит удара последним звонком! *тут положено смеяться*.
Наверное, я слишком люблю сарказм и самоиронию, чтобы в полной мере выразить свои чувства и параллельно не посмеяться над самой собой. Но, Господи, как же я буду скучать. По непонятного цвета (не хотелось бы говорить, с чем именно ассоциируются многие из цветов нашей школы) стенам, но не в первую очередь... Сначала - по классу, потом - по учителям (в особенности по Андреичу, ЛД и Немке), ну и в последнюю очередь - по самому зданию, где в переходе можно с легкостью подскользнуться прямо на плитке и, я так полагаю, хорошенько навернуться. В общем, грустно мне, вот. Можно было одно фразой сказать.

22:27 

Что-то, что накипало, кажется, сотню лет

Все слова - не те.
Похоже, пришло время прощаться. Не знаю, как так вышло, что я впала почти что в зависимость от вас, ребята. Мне будет страшно одной в мире за пределами стен, в которых я провела, ни много ни мало, одиннадцать лет. Было много всего: и хорошего, и плохого (пару раз был даже откровенный пиздец), но мне безумно грустно расставаться со школьными стенами.
И пусть никто из вас не прочитает этого, но... Я всегда знала, что вы - особенные. Каждый из вас. Вообще-то я считаю, что любой из вас - уже личность; а в будущем из вас выйдут личности еще более сильные и самостоятельные. Вы все будете отличными родителями когда-нибудь, а пока... Пока мы провожаем друг друга куда-то, где мы редко будем видится и уже больше никогда не посидим так вместе на уроке, допустим, истории.
И поэтому в этот день,как и во все последующие, никаких личных обид, никакой злости. Я все оставляю в прошлом. Сегодня - только счастье разделить с вами звук этого самого последнего для нас звонка. Вы - действительно классные ребята. Спасибо вам.

23:50 

С днем рождения солнышку

Все слова - не те.
Есть один человек, без которого жизнь
Вся не та: что-то больно уж блеклая.
Если я прошепчу его имя, скажи,
Оно будет достаточно легкое?
Я, ты знаешь, сама вряд ли поняла
Что, когда и зачем сделалось.
А такого уж точно я не ждала
И надеяться бы не осмелилась.

Есть один человек, и ты помнишь его,
И узнаешь его без ошибки,
Потому что становится очень светло
От его белозубой улыбки.
Потому что парфюм его веет добром,
Потому что добро - без обмана,
И залечится точно под его теплом
Даже самая страшная рана.

Ох, по-моему, звон; что-то где-то стряслось
И танцуют уже в небе звезды латину,
Солнце вскачь им во след понеслось,
Разгоняя полночную тину.
А все это бывает всего раз в году,
В годовщину, в разгаре мая...
Один мальчик родился и сразу звезду
Схватил с неба, всего лишь играя.

И я верю, его много звезд еще ждет,
Он найдет светлый путь, повзрослеет,
И, я знаю, он все, что захочет, найдет,
Да и все, что захочет, сумеет,
И я, честно, так невероятно горжусь,
Что в моей душе прочно слово,
Друг и братик, тобой сильно дорожу,
Самый лучший из всех мой Вова.


21:00 

Гадкое это дело - замерзать.

Все слова - не те.
А знаете, что убивает? Убивает одиночество, закрытые двери и уверенность в том, что настоящая любовь подождет. Хотя меня это оставляло равнодушной: знаете, как сигареты, которые, ты точно уверен в этом, медленно убивают, но все равно куришь одну за одной.
Короче, меня это совсем не волновало вплоть до того момента, как я начала испытывать что-то такое, от чего я забила на работу, на учебу, на друзей - словом, на все, и перебазировалась с места под солнцем под тень этой гигантской стены с глупым пафосным названием влюбленность.
Это по меньше мере странно, когда ты любишь стену. И, раз уж на то пошло, не удивительно, что стена не любит тебя. Она же... стена; она высится, громадится, дуется и каменеет прямо посреди твоего мира, а ты, вся сжавшись, ссутулившись, жмешься к ней, а вокруг зима, и ты хочешь, чтобы стена эта тебя согрела. А она совсем холодная, как и все вокруг.
Тогда происходит неизбежное: ты замерзаешь. Вместе со всем своим мнимым солнышком, со всеми привязанностями, отношениями, диагнозами. Гадкое это дело - замерзать.
А понимание очень долго не приходит. Это оледенение может длиться веками; а твоя душа-отморозок консервируется, протыкаясь из нее же выросшими ледяными иглами, слабеет, размазывается. А как потом жить с такой душой?
Вот почему люди так боятся любить. Неудивительно, ха. Настоящая любовь подождет; а, может, лучше, чтоб она и не приходила совсем? В общем и целом, люди не хотят чувствовать зависимость от другого человека. А любовь, кроме как зависимость, и не назовешь-то никак. Нет, можно подбирать патетичные сравнения под стать возвышенному донельзя слову: например, обозвать ее сладостной мукой или болезнью, которая разрывает сердце на куски. Но все это очень примитивно, с другой стороны. Зависимость... Нет, потребность. Самое то. Некоторым требуется кто-то, как моднице требуется новое платье, и это, поверьте, еще полбеды... Кому-то же кто-то может требоваться, как глоток воды в пустыне, как теплая одежда зимой, как акваланг на глубине. Вот это уже беда, ребятки.
Но о грустном... не будем о нем. В остальном-то все... черт, тоже как-то не очень. Через три недели (можно ли в это поверить?) я заканчиваю школу. Переступаю черту. Взрослая жизнь, взрослые проблемы. Честно говоря, я не хочу туда. Меня устраивает спокойствие и воля; устраивает, что ничего не менялось из года в год. Но, с другой стороны, я понимаю, что (хоть я и буду безумно скучать по моим недалеким (и далеким, да) одноклассничкам, и также чудным в большинстве своем одноклассницам; по Насте и Сашке особенно), начинается свобода, нет, освобождение, и новые, новые, новые впечатления, люди, места. Я надеюсь, что там у меня все получится не хуже, чем получалось в любимой школе. Только бы не попасться опять в ловушку.
Ловлю себя на мысли, что безумно хочу одного: уехать. Только не одной, а обязательно с теми, кто для меня вторая семья - с моими друзьями. Просто свалить куда-нибудь, хоть в то же замкадье, и снова устраивать наши сумасшедшие ночи! Так хочется, чтобы снова голова кружилась от радостных мыслей, от понимания того, что рядом с тобой офигительные люди, от веселья, от свежего воздуха, от алкоголя в крови, от адреналина, от отсутствия сна, от разговоров, от музыки... Вот бы сейчас ТО лето. 2011. Оно мое самое любимое, пожалуй. Не хочу проблем, не хочу ответственности. Черт, да что со мной сегодня такое?..

@музыка: Radiohead – True Love Waits

@настроение: нету

23:08 

<Пока без названия>

Все слова - не те.
В окнах - сумерки; вешние, легкие,
В легких - пыль от стеклянных витрин.
Солнце стало вдруг очень далекое,
Но все же ближе чужих этих спин.

Среди них ты один лишь светишься.
И сполна не приемлешь меня,
Как могла я, с тобою раз встретившись,
Не прожить в одиночку и дня?

Мостовая - как облако темное,
Льдом скользила в замерзшей толпе.
Эта улица, старая, скромная,
Знает все обо мне и тебе.

Руки странно до боли заламывать
И нести снова эти цветы;
Желтый - теплый; он может обманывать,
Ненавязчиво рушить мосты.

Я откуда-то знаю историю
Нашу раньше: мою и твою.
Выбирая себе траекторию,
Я опять на распутье стою.

Я не больше, чем ведьма безумная,
Но не менее всех королев.
Я ходила сквозь воду дорогою лунною
Причитая псалмы нараспев.

Продиралась сквозь боль и отчаянье,
Отзывалась на все имена:
Помнишь, первый рассвет как встречали мы,
И что был он алее вина?

23:43 

Страус, право на лево и байки о том, как полтора месяца год прокормят.

Все слова - не те.
События этой недели развивались хаотично, и оттого достаточно нелепо (отсюда и "душераздирающее" название); одним словом не описать. Поэтому я подумала, что пятничный вечер - идеальное время для размышлений над очередной бестолково прожитой частью отведенного мне Всевышним времени.
Итак, начну я, пожалуй, с воскресения. Да, именно тогда непонятной волею судьбы мне было уготовано попасть в Большой театр на одну веселую постановочку четырехчасовую оперу Рихарда Штрауса "Кавалер розы". Места нам достались фактически на галерке, так что видно было не ахти, однако было совершенно очевидно, что молодой любовник маршальши (а звали его как-то чудно: то ли Коко, то ли Кенкен, то ли Кан-Кан) - баба молодая женщина. Да и партия для голоса у него (нее) женская... Я, конечно, понимаю, что для оперы это нормально, однако чем-то это меня смущает, не пойму, чем. Пожилая дама в соседнем кресле осведомилась у меня, что это за женщина (я все о том же любовнике) и неужели она - дочь маршальши. Ее глаза в тот момент, когда я ей сказала, что она - это он, и он даже вовсе и не дочь, я не забуду долго. Касаемо музыки... Скажем так, я и раньше недолюбливала извраты Штрауса, но, похоже, я недооценила его способность превратить комедию в сериал "Клон" (такой же затянутый) и роман "Тихий Дон" (такой же скучный) вместе взятые.
Словом, последнее действие я не выдержала. Театр был покинут нами как раз в разгар сатанинского действа представления (мы поймали множество укоризненных взглядов билетчиц), чему я и была рада. Подводя итог, я хочу сказать две вещи: во-первых, Большой театр кажется мне слишком вычурным, а во-вторых, фамилия господина Штрауса у меня неизменно ассоциируется с птицей, которая любит прятать голову в песок.
А еще недавно меня посетила парадоксальная для моего мировосприятия мысль. А дело все в том, что я поняла, что каждый человек имеет, как говорится, "право на лево", так вот. Потому что старинные времена давно прошли, и люди уже не могут принадлежать друг другу опахало мне. Любовь дает трещины, семейные связи теряют значение, друзья уходят и приходят... Каждый имеет право жить так, как он хочет. Единственное, что нас всех останавливает - неизбежный конфликт с самим собой и своей совестью. Ты не имеешь знаменитого права только в одном случае: если ты пообещал что-то самому себе. Какие бы оправданья ты себе не находил, что бы ты не делал, ты все равно будешь чувствовать себя преданным самим собой. Одно дело - сорваться с диеты или уйти от нужного разговора, но совсем другое... ну вы понимаете, о чем я.
А на повестке дня у нас экзамены. До них меньше двух месяцев и пора начинать подготовку. Искоренять лень. Так лень, честно... Ну да ладно. Я собиралась еще о многом написать: об Андреиче, самоубийства маленьких девочек, курсе валют и Сашкином дне рождения... Но я сделаю это позже, лады? Я просто вдруг почувствовала, что смертельно устала.

01:57 

Все слова - не те.
Вы знали, что нынче в фаворе
Не короли, а шуты?
Девчонки, что любят море,
Но ищут всегда мосты;
Мальчишки, что любят песни
Но голос их - звук фонограмм,
И люди, что хоть ты тресни
Будут слушать вранье реклам.
Наши гимны - дешевое мыло,
Чашка кофе и дым сигарет.
Пара граммов и чтобы крыло,
И в никуда билет.
И последствия наших судеб -
Бесполезная трата лет;


Мне сказали, меня не осудят,
Потому что им дела нет.

Нытие, определяющее сознание

главная