00:51 

Недостих пока что. Чтобы в черновиках не потерялся.

Все слова - не те.
Что-то черное, непонятное,
Закралось туда, где живет добро:
В красное тёплое солнце закатное,
И в предрассветное серебро.

Что-то неясное, неуязвимое,
Не уязвленное гулом ночей,
И в то же время до боли любимое,
Что-то чернил лишь немного светлей.

Что в этом мире осталось от вечности?
- Мистика снов и бредовость идей.
И книги зачитанные о конечности
Наших предельно коротких дней.

И от тебя мне остался, наверное,
Только холодный, пронзительный взгляд,
Чувство обиды и радость безмерная
Когда о тебе хорошо говорят.
Что мне осталось? Лишь воспоминания
О теплом взгляде и крике совы,
Наши такие простые прощания
И трепетание весенней листвы
На нашем дереве. Помнишь, ива?
Ветвями плакала над рекой.
Было красиво; была красива
Ты в моей древности молодой.

Я постепенно растаю во мраке,
Я растворюсь в нем, умру, один,
Где-нибудь в пьяной похабной драке,
На скатерти цвета аквамарин.
Мне, может быть, кто-то честь окажет,
И закопает под ивой той,
Хотя, может кто-то... Наверное, даже
Тот самый мальчишка с судьбой непростой.
Я знаю, что ты с облаков проклинаешь
Меня и всё то, что не смог я отдать.
Скажи мне, ты часто меня вспоминаешь?..
...Мне хочется время отправить вспять.

И просто за то, чтоб услышать "прощаю"
Я смог пережить бы всё это опять.
Хоть тысячу раз! Как бы ни было, знаю,
Что ты лишь одно не умеешь - прощать.
И хроноворот мой давно потерялся,
И треснули стрелки наручных часов...
...Надо же, всё-таки я дождался;
Идет он. На двери скрипит засов.

02:42 

Все слова - не те.
Мне было сказано, что я умру,
Не сейчас, но совсем скоро.
Стало тесно внутри Нутру,
И громит оно тела затворы.
Тесно в теле душе,
Больно душу искать,
От препараций она устала.
С милым - рай в шалаше,
А одной - умирать.
Мне осталось совсем мало.
Мне нашептывал май
Трепетаньем листвы:
"Жизнь - вот суть, не ищи обходные!"
Новый день - и опять умирать
Где-то в центре Москвы,
Там, где Боги - сердца заводные.

22:09 

О первом экзамене, человеке-бессоннице и Посейдоне-или-как-его-там

Все слова - не те.
"Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку" (с) А.С. Пушкин.



Люблю Пушкина - в его писанине есть ответы на все вопросы.
- Александр Сергеевич, как сдать ЕГЭ на 100 баллов?
- "...Мудрый после третьей чаши
Все венки с главы слагает
И творит уж возлиянья
Благодатному Морфею"


- Александр Сергеевич, что делать, если не хочется идти на работу?
- "...Ни чорт, ни воры
Не могут удержать меня,
Когда спешу на службу я!"

- Окааай.

- Александр Сергеевич, что нынче на дворе?
1)- "Унылая пора! Очей очарованье!"
2)- "Мороз и солнце; день чудесный!"
3)- "Весна, весна, пора любви... Отдайте мне метель и вьюгу и зимний долгий мрак ночей!"
4)- "Ох, лето красное! любил бы я тебя,
Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи"


- Александр Сергеевич, куда бы сходить?
- "... Как же любо мне
Осеннею порой, в вечерней тишине,
В деревне посещать кладбище родовое,
Где дремлют мертвые в торжественном покое"


Люблю Пушкина, он заставляет задумываться даже над самыми глупыми вопросами.


Но дело не в великом русском классике, а, в очередной раз, во мне родимой. Я стараюсь отвлечь себя непонятно чем... Точнее, всем, чем только можно. Мои нервы к концу июня превратятся во что-то, мало их-в-первоначальном-виде напоминающее. А всё почему? Потому что ЕГЭ, видите ли, долго проверяется. Но я не ропщу ("Я не ропщу о том, что отказали боги ..."); просто это всё скорее странно, чем страшно. Необычно. Ново. Неизведанно.

Вот сегодня я была на консультации по английскому. Ну, точнее, как - консультация... Мы просто сидели, слушали некоторые прописные истины, тупили, болтали и сплетничали. Вечно так бывает. "Будь другом, держись подальше от моего парня" - заявила няша Катерина "обожаемой" моей Полиночке по окончании консультации. Катя молодец. А меня, на самом деле, просто дико смешило поведение Полины в последние дни (недели-месяцы) учёбы: я заметила, что она липнет к физмату, как банный лист известно к чему. Со стороны это смотрелось мило и жалко.
Впрочем, не мне судить. Я сегодня более или менее в своей тарелке, даже в кино была, на каком-то абсолютно джигурдовском фильме (там народ прилетел на другую планету, откуда будто бы произошла наша цивилизация, ну а на ней, как водится, полный пи...ц, в итоге тётка рожает непонятно кого (Александр Сергеевич, Ваш выход!..), все умирают, кроме этой тётки, которая отправляется с головой робота путешествовать дальше). В этом фильме голова как таковая играет, как я поняла, основополагающую роль. Только голова не как средство для генерирования мыслей, к сожалению, а только как некий физический предмет. Более того, скорее эту голову (пардон, эти головы) можно назвать мёртвой, чем живой. Что ж, веет дешёвым оккультизмом: до терафима головы не дотягивают, а весёлый роджер - это уже совершенно другая история.
В общем, фильмец не из приятных: приятная была разве что компания. Люблю своих друзей всё-таки.
А ещё надо прекращать жрать... Но если не жрать, то не на что отвлекаться. А тут съела яблококонфеткуспаржусалаткуснулапиццы - и всё, совесть гложет ближайшие полдня, не давая спуску. Так что... Жрать или не жрать, вот в чём вопрос.
Ещё очень уж хочется почитать любимого Шекспира и начать, наконец, долгожданного Ефремова. Но не отпускает меня совесть, которая так и шепчет: читай, мол, программу к экзамену, "Слово о полку Игореве", например. В итоге не читаю ничего и вполне этим удовлетворяюсь. Пока бессонница - по тихому пролистываю снейджеры и баш.
Господи, ну что ж я за человек-то такой? Экзамен на носу, а я и не чешусь. Развлекаюсь себе, о выпускном думаю, телевизор смотрю, кучу ошибок в тестах делаю. Жру. Черт, сейчас понимаю, что с этим и заканчивать-то поздно. Перед смертью, как известно... Да и вообще, с чего бы мне париться? В крайнем случае пойду в макдоналдс работать, личную жизнь может наконец устрою, помучаюсь бездельем. Начну учить какой-нибудь стрёмный иностранный язык типа болгарского, китайского или шведского. Пригодится, почему нет? НЕ-НЕ-НЕ, а то так нарасписываю и самой, блин, понравится. Нафиг-нафиг, поступать и только поступать! Учиться, учиться и еще раз учиться, как поговаривал старик Ленин. Так что вот так.

@музыка: Laam – Petite Soeur

@настроение: джигурдовское

01:49 

Последний звонок

Все слова - не те.
Черт возьми, а внутри так паршиво-паршиво. Все потому, что с осознанием происходящего отчего-то ну уж очень туго. Возможно, это глупо (да, это точно немного странно, даже в моих собственных глазах), но я совсем не чувствую себя человеком, который закончил школу. Или, возможно, просто не хочу себя им чувствовать. А, собственно, человек, знакомый с моим характером, сотню раз вам повторит, что в этом нет ничего странного. Просто Настя излишне труслива и сентиментальна. Да, именно эти два слова: я труслива, потому что боюсь перемен (ибо перемены в жизни грядут разительные, и в следующем году не вернусь я больше в свою альма матер, которая *Мерлин, звучит-то как пафосно*, так сказать, выращивала во мне личность аж целых одиннадцать лет); ну а сентиментальна, потому что не смогла удержаться и все-таки немного (два раза перекрашиваться пришлось!) прослезилась в честь грустного праздничка.
В любом случае, просто хотелось бы отметить, что все вы (мы!) были просто великолепны. Вообще-то мне казалось, что все пройдет ужасно, но нет... Я рада, что все кончилось именно на такой ноте (мой внутренний голос утверждает, что эта мифическая нота - фа диез в третьей октаве). Просто за прошедшую неделю я поняла, что некоторые ребята из моей школы стали мне действительно близки и дороги, и я бы многое отдала, чтобы провести с ними еще немного времени. Ну и раз уж это мой дневник, я позволю себе назвать некоторые имена... Ну, например, Любимые Лобстеры, Настья, Сашка, Лиза и даже, наверное, Дима. Для меня свойственна излишняя эмоциональность, но я даже не подозревала, что моя тушь не выдержит удара последним звонком! *тут положено смеяться*.
Наверное, я слишком люблю сарказм и самоиронию, чтобы в полной мере выразить свои чувства и параллельно не посмеяться над самой собой. Но, Господи, как же я буду скучать. По непонятного цвета (не хотелось бы говорить, с чем именно ассоциируются многие из цветов нашей школы) стенам, но не в первую очередь... Сначала - по классу, потом - по учителям (в особенности по Андреичу, ЛД и Немке), ну и в последнюю очередь - по самому зданию, где в переходе можно с легкостью подскользнуться прямо на плитке и, я так полагаю, хорошенько навернуться. В общем, грустно мне, вот. Можно было одно фразой сказать.

22:27 

Что-то, что накипало, кажется, сотню лет

Все слова - не те.
Похоже, пришло время прощаться. Не знаю, как так вышло, что я впала почти что в зависимость от вас, ребята. Мне будет страшно одной в мире за пределами стен, в которых я провела, ни много ни мало, одиннадцать лет. Было много всего: и хорошего, и плохого (пару раз был даже откровенный пиздец), но мне безумно грустно расставаться со школьными стенами.
И пусть никто из вас не прочитает этого, но... Я всегда знала, что вы - особенные. Каждый из вас. Вообще-то я считаю, что любой из вас - уже личность; а в будущем из вас выйдут личности еще более сильные и самостоятельные. Вы все будете отличными родителями когда-нибудь, а пока... Пока мы провожаем друг друга куда-то, где мы редко будем видится и уже больше никогда не посидим так вместе на уроке, допустим, истории.
И поэтому в этот день,как и во все последующие, никаких личных обид, никакой злости. Я все оставляю в прошлом. Сегодня - только счастье разделить с вами звук этого самого последнего для нас звонка. Вы - действительно классные ребята. Спасибо вам.

23:50 

С днем рождения солнышку

Все слова - не те.
Есть один человек, без которого жизнь
Вся не та: что-то больно уж блеклая.
Если я прошепчу его имя, скажи,
Оно будет достаточно легкое?
Я, ты знаешь, сама вряд ли поняла
Что, когда и зачем сделалось.
А такого уж точно я не ждала
И надеяться бы не осмелилась.

Есть один человек, и ты помнишь его,
И узнаешь его без ошибки,
Потому что становится очень светло
От его белозубой улыбки.
Потому что парфюм его веет добром,
Потому что добро - без обмана,
И залечится точно под его теплом
Даже самая страшная рана.

Ох, по-моему, звон; что-то где-то стряслось
И танцуют уже в небе звезды латину,
Солнце вскачь им во след понеслось,
Разгоняя полночную тину.
А все это бывает всего раз в году,
В годовщину, в разгаре мая...
Один мальчик родился и сразу звезду
Схватил с неба, всего лишь играя.

И я верю, его много звезд еще ждет,
Он найдет светлый путь, повзрослеет,
И, я знаю, он все, что захочет, найдет,
Да и все, что захочет, сумеет,
И я, честно, так невероятно горжусь,
Что в моей душе прочно слово,
Друг и братик, тобой сильно дорожу,
Самый лучший из всех мой Вова.


21:00 

Гадкое это дело - замерзать.

Все слова - не те.
А знаете, что убивает? Убивает одиночество, закрытые двери и уверенность в том, что настоящая любовь подождет. Хотя меня это оставляло равнодушной: знаете, как сигареты, которые, ты точно уверен в этом, медленно убивают, но все равно куришь одну за одной.
Короче, меня это совсем не волновало вплоть до того момента, как я начала испытывать что-то такое, от чего я забила на работу, на учебу, на друзей - словом, на все, и перебазировалась с места под солнцем под тень этой гигантской стены с глупым пафосным названием влюбленность.
Это по меньше мере странно, когда ты любишь стену. И, раз уж на то пошло, не удивительно, что стена не любит тебя. Она же... стена; она высится, громадится, дуется и каменеет прямо посреди твоего мира, а ты, вся сжавшись, ссутулившись, жмешься к ней, а вокруг зима, и ты хочешь, чтобы стена эта тебя согрела. А она совсем холодная, как и все вокруг.
Тогда происходит неизбежное: ты замерзаешь. Вместе со всем своим мнимым солнышком, со всеми привязанностями, отношениями, диагнозами. Гадкое это дело - замерзать.
А понимание очень долго не приходит. Это оледенение может длиться веками; а твоя душа-отморозок консервируется, протыкаясь из нее же выросшими ледяными иглами, слабеет, размазывается. А как потом жить с такой душой?
Вот почему люди так боятся любить. Неудивительно, ха. Настоящая любовь подождет; а, может, лучше, чтоб она и не приходила совсем? В общем и целом, люди не хотят чувствовать зависимость от другого человека. А любовь, кроме как зависимость, и не назовешь-то никак. Нет, можно подбирать патетичные сравнения под стать возвышенному донельзя слову: например, обозвать ее сладостной мукой или болезнью, которая разрывает сердце на куски. Но все это очень примитивно, с другой стороны. Зависимость... Нет, потребность. Самое то. Некоторым требуется кто-то, как моднице требуется новое платье, и это, поверьте, еще полбеды... Кому-то же кто-то может требоваться, как глоток воды в пустыне, как теплая одежда зимой, как акваланг на глубине. Вот это уже беда, ребятки.
Но о грустном... не будем о нем. В остальном-то все... черт, тоже как-то не очень. Через три недели (можно ли в это поверить?) я заканчиваю школу. Переступаю черту. Взрослая жизнь, взрослые проблемы. Честно говоря, я не хочу туда. Меня устраивает спокойствие и воля; устраивает, что ничего не менялось из года в год. Но, с другой стороны, я понимаю, что (хоть я и буду безумно скучать по моим недалеким (и далеким, да) одноклассничкам, и также чудным в большинстве своем одноклассницам; по Насте и Сашке особенно), начинается свобода, нет, освобождение, и новые, новые, новые впечатления, люди, места. Я надеюсь, что там у меня все получится не хуже, чем получалось в любимой школе. Только бы не попасться опять в ловушку.
Ловлю себя на мысли, что безумно хочу одного: уехать. Только не одной, а обязательно с теми, кто для меня вторая семья - с моими друзьями. Просто свалить куда-нибудь, хоть в то же замкадье, и снова устраивать наши сумасшедшие ночи! Так хочется, чтобы снова голова кружилась от радостных мыслей, от понимания того, что рядом с тобой офигительные люди, от веселья, от свежего воздуха, от алкоголя в крови, от адреналина, от отсутствия сна, от разговоров, от музыки... Вот бы сейчас ТО лето. 2011. Оно мое самое любимое, пожалуй. Не хочу проблем, не хочу ответственности. Черт, да что со мной сегодня такое?..

@музыка: Radiohead – True Love Waits

@настроение: нету

23:08 

<Пока без названия>

Все слова - не те.
В окнах - сумерки; вешние, легкие,
В легких - пыль от стеклянных витрин.
Солнце стало вдруг очень далекое,
Но все же ближе чужих этих спин.

Среди них ты один лишь светишься.
И сполна не приемлешь меня,
Как могла я, с тобою раз встретившись,
Не прожить в одиночку и дня?

Мостовая - как облако темное,
Льдом скользила в замерзшей толпе.
Эта улица, старая, скромная,
Знает все обо мне и тебе.

Руки странно до боли заламывать
И нести снова эти цветы;
Желтый - теплый; он может обманывать,
Ненавязчиво рушить мосты.

Я откуда-то знаю историю
Нашу раньше: мою и твою.
Выбирая себе траекторию,
Я опять на распутье стою.

Я не больше, чем ведьма безумная,
Но не менее всех королев.
Я ходила сквозь воду дорогою лунною
Причитая псалмы нараспев.

Продиралась сквозь боль и отчаянье,
Отзывалась на все имена:
Помнишь, первый рассвет как встречали мы,
И что был он алее вина?

23:43 

Страус, право на лево и байки о том, как полтора месяца год прокормят.

Все слова - не те.
События этой недели развивались хаотично, и оттого достаточно нелепо (отсюда и "душераздирающее" название); одним словом не описать. Поэтому я подумала, что пятничный вечер - идеальное время для размышлений над очередной бестолково прожитой частью отведенного мне Всевышним времени.
Итак, начну я, пожалуй, с воскресения. Да, именно тогда непонятной волею судьбы мне было уготовано попасть в Большой театр на одну веселую постановочку четырехчасовую оперу Рихарда Штрауса "Кавалер розы". Места нам достались фактически на галерке, так что видно было не ахти, однако было совершенно очевидно, что молодой любовник маршальши (а звали его как-то чудно: то ли Коко, то ли Кенкен, то ли Кан-Кан) - баба молодая женщина. Да и партия для голоса у него (нее) женская... Я, конечно, понимаю, что для оперы это нормально, однако чем-то это меня смущает, не пойму, чем. Пожилая дама в соседнем кресле осведомилась у меня, что это за женщина (я все о том же любовнике) и неужели она - дочь маршальши. Ее глаза в тот момент, когда я ей сказала, что она - это он, и он даже вовсе и не дочь, я не забуду долго. Касаемо музыки... Скажем так, я и раньше недолюбливала извраты Штрауса, но, похоже, я недооценила его способность превратить комедию в сериал "Клон" (такой же затянутый) и роман "Тихий Дон" (такой же скучный) вместе взятые.
Словом, последнее действие я не выдержала. Театр был покинут нами как раз в разгар сатанинского действа представления (мы поймали множество укоризненных взглядов билетчиц), чему я и была рада. Подводя итог, я хочу сказать две вещи: во-первых, Большой театр кажется мне слишком вычурным, а во-вторых, фамилия господина Штрауса у меня неизменно ассоциируется с птицей, которая любит прятать голову в песок.
А еще недавно меня посетила парадоксальная для моего мировосприятия мысль. А дело все в том, что я поняла, что каждый человек имеет, как говорится, "право на лево", так вот. Потому что старинные времена давно прошли, и люди уже не могут принадлежать друг другу опахало мне. Любовь дает трещины, семейные связи теряют значение, друзья уходят и приходят... Каждый имеет право жить так, как он хочет. Единственное, что нас всех останавливает - неизбежный конфликт с самим собой и своей совестью. Ты не имеешь знаменитого права только в одном случае: если ты пообещал что-то самому себе. Какие бы оправданья ты себе не находил, что бы ты не делал, ты все равно будешь чувствовать себя преданным самим собой. Одно дело - сорваться с диеты или уйти от нужного разговора, но совсем другое... ну вы понимаете, о чем я.
А на повестке дня у нас экзамены. До них меньше двух месяцев и пора начинать подготовку. Искоренять лень. Так лень, честно... Ну да ладно. Я собиралась еще о многом написать: об Андреиче, самоубийства маленьких девочек, курсе валют и Сашкином дне рождения... Но я сделаю это позже, лады? Я просто вдруг почувствовала, что смертельно устала.

01:57 

Все слова - не те.
Вы знали, что нынче в фаворе
Не короли, а шуты?
Девчонки, что любят море,
Но ищут всегда мосты;
Мальчишки, что любят песни
Но голос их - звук фонограмм,
И люди, что хоть ты тресни
Будут слушать вранье реклам.
Наши гимны - дешевое мыло,
Чашка кофе и дым сигарет.
Пара граммов и чтобы крыло,
И в никуда билет.
И последствия наших судеб -
Бесполезная трата лет;


Мне сказали, меня не осудят,
Потому что им дела нет.

21:40 

Лето?

Все слова - не те.
Клянусь, снова будут у нас эти летние ночи,
Со звездами величиною с кулак;
И будет чуть пьяный подслеповатый шаг
По улицам, и волосы будут короче,
И песни мы снова во все горло будем орать,
Встречая на крыше жестЯной живые рассветы;
И, может мы купим куда-нибудь там билеты,
И к черту все графики, к черту сметы,
И, знаешь, тем более к черту запреты:
Поедем и будем по берегу ночью шагать.

У нас будет лето: то самое, что мы так ждали,
О чем вечерами болтали холодной зимой.
О чем так мечтали во время дороги домой,
Метели сопротивляясь; Мы точно знали,
Что будет март, что зимние ветры уводит,
Пока, негодуя, февраль где-то рядом бродит,
И серые злые снега потихоньку сойдут,
И монохромность седую с ветвей собьют,
И будет весна, а за ней...
И лето запомнит такими, какими мы были,
Семнадцатилетними, пьющими жизнь в запой.
Нам мир еще слишком велик большой,
Вы дайте нам лето, лишь лето, чтоб мы не забыли...


от 20 марта 2012

03:20 

О недалеком.

Все слова - не те.
Прострели себе голову, дура,
У тебя же скрывать совсем нечего?
Это будет красивая смерть.
Поддается карикатурам
Эта жизнь; - Скажите, она лечится?
Я хочу другую иметь.
- Конечно, конечно, деточка,
Бери пистолет...
Такая милая девочка
А мозга нет...
Тараканы подохли все с голоду,
В твоей голове,
Только "храни свою честь смолоду...
Не верь молве..."
Отрывки умного текста,
Бабочек-трупоедов привлекли,
Но им в твоей голове очень тесно,
Тесно внутри.
Девочка-девочка, милая, выпусти
Их летать...
Они же живые, двухкрылые,
Им надо дышать...
Пусти.

04:20 

Все слова - не те.
Мам?
Прости меня пожалуйста.
Я знаю про тебя несравнимо меньше, чем ты про меня.
Но, мам. Ты - ангел. И это все, что я могу сказать.
Я скучаю без тебя безмерно, и я вот пишу это, а слезы так и норовят провести свои коварные дорожки у меня на щеках.
Мам, я тебя люблю. Слышишь, мам? Хорошо бы обнять тебя сейчас.
Мам. Я знаю, я негодная дочь. Я вечно все порчу, ною, кричу и у меня всегда плохое настроение. Вся в тебя. Но, мам, понимаешь, я без тебя никак.
Даже если ты меня куда-нибудь выгонишь, я все время буду посылать тебе воздушные поцелуи, честно. Потому что, мам, ты у меня неповторимая.
И пусть между нами будут километры, мам, но я тебя не оставлю.
Потому что я люблю тебя, мам.
Я знаю, ты упрекаешь меня иногда в пустословии. Но нет, в этот раз я не шучу, клянусь. Ты - ангел, мам, честно. Ангел. Хотя иногда мне хочется тебя укусить.

@темы: мама

16:08 

Все слова - не те.
22 февраля много чего закончилось: например, книжка,из тех, которые не стоило и начинать читать, или сериал, из тех, которые не стоило и начинать смотреть. Вообще последнее время слишком многое подходит к концу. Вот, кстати, и конец одного из этапов моей жизни не за горами. Еще немного (каких-то три месяца), и я закончу школу. Прозвенит последний звонок, а дальше... Пустой лист.
Никто заранее не знает, что его ждет. И я, совершенно определенно, предпочитаю не знать. Слышали рассказ о девочке, которой цыганка нагадала смерть в 33 года? Нет? Так вот она всю жизнь боялась, опасалась, а в 33 и вовсе полгода не высовывала нос из дома. И вот, в канун ее 34-летия она вышла в магазин и была сбита автомобилем. Словом, от судьбы не уйдешь. И конец - он и в Африке конец.
Что же ждет меня дальше? Может быть, я стану первоклассным журналистом, пиарщиком или режиссером, или, может, буду подметать полы или играть на гитаре в переходах? Кто знает?
В последнее время я все четче понимаю, что последующая моя жизнь зависит только от меня. И, самое смешное, я даже с некоторых пор перестала сожалеть о том, что я не живу в верхнем Ист-Сайде и что мой папа - не глава какого-нибудь холдинга. Мне вполне достаточно того, что есть, потому что, да, мои родители - не самые успешные люди в мире, но они всего добились своим трудом. Всего, понимаете? Этого хочу и я. Чтобы сама себя видела честной и достойной, плевать на мнение других. Просто чтобы перед собой быть чистой и искренней.
Я поняла, что хочу совершенно нормальной жизни, знаете, как искусство ради искусства... Жизнь ради жизни. Хочу настоящих друзей (они уже есть, надеюсь), счастливых родителей, нормальных отношений, раз в год на юг и зимой на лыжах кататься. Ничего сверхъестественного.
Но цели, как известно, надо ставить как можно более недостижимые, чтобы достичь хоть немногого. Хотя, думаю, не так недостижимо закончить хороший вуз, устроиться на работу, работать, работать и снова работать и стать, допустим, главным редактором какого-нибудь хорошего журнала, или директором телеканала, например. А вдруг выйдет? Стать чем-то наподобие медийной элиты... Но это там, дальше, за парочкой Джомолунгм. Только главное, чтобы самой, без всяких вспомогательных. Потому что только так я буду чувствовать себя цельной и состоявшейся.
Уже 22 февраля, а мне все кажется, что сейчас - 2011. Хочу обнять тот год, потому что он, клянусь, был счастливым. Так много точек поставлено, и сточных и над "i". Словом, живу еще там, в двух единицах, объединенных с двойкой мягким ноликом. Люблю нолики, они такие округлые, приятные, как будто внутри них живет что-то маленькое, нуждающееся в защите и ограде. Ох, о чем это я? 22 февраля многое закончилось, но многому же еще предстоит начаться вот-вот. А я просто вздыхаю и покручиваю кольцо на пальце. "Господи, спаси и сохрани" - выгравировано на нем. Да, сохрани. Я не знаю, что будет дальше. И спаси от неправильных решений. Господи, я знаю, что ты не интересуешься маленькими девочками особо, но просто сохрани Их и по возможности меня, пожалуйста.

01:25 

К давно ушедшим поздним серебряным дням.

Все слова - не те.
Оклеветали небо голубое
Суровые судители с Земли:
Сказали, что оно такое
Лишь издали.

Ну а вблизи - набито черной пылью
С комками грязно-желтых мертвых рук;
Напоминающих свернувшуюся лилью -
Цветок разлук.

Что там, вверху, нет никакой свободы,
Что все, во что мы верим - бред,
Что небо - потолочные лишь своды,
Подсвеченные лампами комет.

Они сказали: 'Победителей не судят',
И все забрали, лишь остался дух.
Неужто это вправду были люди,
В ком человеческий огонь давно потух?

Оклеветали небо голубое,
Прекрасное и синее внутри;
Но ночью на него, пустое,
Звезды,
Как и всегда, взошли.

@темы: тайны бытия, революция, размышления, небо, Маяковскому, давно почившему

02:19 

Маленькая плата за большой стресс.

Все слова - не те.
Мне иногда очень хочеться
Быть какой-нибудь тварью
Вроде медузы, к примеру.
Чтобы сотни лет одиночества,
И скитанья в красивых водах
Обеспечить себе неприменно.
Посмертно;
Чтоб души лишь великанов
Разговаривали со мною шепотом;
Рассказывали мне о мире, в котором им довелось побывать...
Я б усмехалась про себя тихонечко:
Мол, разве такое может быть?
И плыла бы себе дальше, опять...
Я б презирала днища кораблей
За их бескультурие обветшалое,
И смерти безумные бурных морей
Меня б убивали безжалостно;
Я на берегу была б тысячу раз
За маленькую смерть это принимая;
И сотня жизней, а то и больше ста
Ушла бы на эти прибывания.
Я бы закончила свой век там когда-нибудь;
А, может, жила б бесконечно;
Но мои мечты глупы, они - всего лишь слабость,
И ничто в этом мире не вечно.

01:14 

Все слова - не те.
По большей части мне наврали
Про голубые его глаза:
Теперь их цвет уже едва ли
Напоминает мне небеса.

Теперь их цвет для меня - цвет увяданья,
Цвет тела утопленника из реки;
Цвет разложения сознанья,
Цвет вольчьей ягоды и тоски.

И хватит, наверное, тут признаний:
Голубоглазым не вынести эту ложь...
Вот, честно, последнее, чтоб вы просто знали:
Цвет глаз его, правда, все так же хорош.
Еще боле.

14:13 

Звездное

Все слова - не те.
А звезды в небе клочьями -
Вершат свои пророчества;
А он пришел лечить меня,
Лечить от одиночества.

В тумане звезды греются,
Прохладой ночи плещутся,
И носят на своих лучах
Героя и Медведицу.

Созвездия! Созвездия!
Его вы привели,
Туманности, галактики
И темнота внутри!

Пришел он ночью лунною.
А слезы - не беда,
Пока на небе утреннем
Горит его звезда.

(с) Природные мотивы. 2012.
Настасья Бетева.

01:09 

Начала, но не закончила, потому что увидела книгу и принялась ее с упоением читать

Все слова - не те.
Так много людей ежедневно, нет, ежесекундно, нуждаются во вдохновении. Оно, к сожалению, не всегда летает в воздухе прямо над головой: громады проблем, страхов и комплексов у всех разной величины, и некоторым они закрывают звезды. Легко ли жить без вдохновения? Точно так же, как и писать ногой или ходить на руках: можно, но долго не протянешь.
Я не занимаюсь поиском вдохновения. Оно, бессердечное, рядом со мной редко пробегает, а так его и не поймаешь вовсе. Хотя оно дразнит, часто дразнит меня местами, где меня нет. А в тех, где я есть, вдохновение прячется очень тщательно, не сыскать. Коварное, оно только что помахало мне старым, как время, и прозрачным, словно туман, платочком в знак прощания. Хотя и не поздоровалось толком: лишь мимолетом прикоснулось к запястью на левой руке.
Мое личное вдохновение сложно описать. Оно в звуке, например: в смехе, вздохе, слове, в щелчках замков и скрипе оконных створок, в живом шуме большого города, в мягких шажках котенка по паркетному полу и утреннем соло дрели соседа. Оно в местах, в лицах, в карте метро, на остановке, оно выгравировано на серебряном кольце у меня на пальце и вживлено с чернилами под мою кожу. Оно всегда со мной и оно... ускользает. Потому что руки недостаточно сильны для того, чтобы обнять вдохновение покрепче. Да и ему воля больше по душе, чего уж там греха таить...

13:34 

Моя любовь, моя столица.

Все слова - не те.
А что "Москва"? Москва - королевишна, охочая до богатств и сплетен, но справедливая. Она, как многоликий и совсем неоднозначный герой моего плоского жизненного романа.
Сколько же еще столетий будет она копить в себе мудрость поколений и их капитал?
Москвичи знают Москву многогранную: чистую, грязную; порочную, как Рим и крылатую, как Константинополь. За храмом Божьим тут собираются проститутки и наркоманы, на детских площадках ошиваются пьяницы и попрошайки, а в спальных районах ночами грохочет музыка. Нет, это не трущобы и не крах духовной столицы: это современность, которая затянула в себя даже старинные улочки Китай-города.
Москва сейчас похожа на сиротинушку: одинокая, серая, а все потому что зима бесснежная и тепло-промозглая. Веточки оголившихся деревьев так и норовят треснуть по лбу под бушующим ветром: защищаются от нежеланных гостей. Легкий морозец и хмурое небо, заледенелый асфальт и рисованные сеточки увядшей травы - такова она, бедная, сейчас, зимой. Я например только и жду снежного одеяла, и чтобы она закуталась в него поскорее, а то озябнет.
Но величие ее, ее стержень всегда при ней. Москва рябит в глазах огнями, манит афишами, притесняет толпами, окружает кольцами, дымит машинами, чарует зданиями, плачет фейерверками. И не грустная она совсем, только усталая за свою многовековую жизнь одним днем. Она живет моментами, и куда уж хроникам за ней угнаться. Поспеть бы написать самое главное... О том, как в восемь-двадцать гаснут уличные фонари и опускается зимний мрак, как будто еще вечер, а город тем временем будто просыпается, лениво потягиваясь, хотя никогда в сущности и не засыпал.

Нытие, определяющее сознание

главная