• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:58 

Все слова - не те.
Новогодние фильмы внушают нам, что нужно верить в чудо, как бы плохо всё ни было. Для меня самое обидное в том, что я точно знаю: чуда не будет. Мой лучший друг, которому так удивительно легко было меня оставить, не позвонит в новогоднюю ночь в дверь и не скажет: "Настя, прости, я был не прав". А я бы даже без слов простила, только бы пришёл... Но, увы. Не громыхнёт неунывающим All about the bass мобильник, и не раздастся оттуда заветное "Насть, выходи, я у твоего подъезда" от человека, в которого я влюблена. Не позовёт меня с улицы старинная северная подруга, которая тоже давно испарилась. И даже моя любимая Хас в этот раз встретит праздник вместе с другими людьми.

И вот, я уже почти ощущаю своё будущее единение с бутылкой шампанского/вина/вермута. Ничего другого мне не остается.

К сожалению, чудес не случается - особенно, если ты одинок.

16:33 

Все слова - не те.
Отчего-то мне сегодня так невероятно тревожно, что я даже собраться с мыслями нормально не могу. Меня просто душит какое-то невнятное, невыразимое словами беспокойство, которое не имеет под собой логических оснований. Или имеет?..
Не знаю. Веруха куда-то подевалась, не отвечает на сообщения уже второй день.
Тревога перерастает в панику. Ладони нервно холодеют. Я не могу понять, что это такое. Паническая атака?.. Да что ж со мной такое?.. Навязчивое ощущение, что ещё немного - и грянет гром. Я близка к тому, чтобы прогуглить всю эту хрень и окончательно поставить галочку в анкете напротив графы "наличие психических расстройств".
Только что поймала себя на том, что меня передёрнуло. Одно плечо повело вверх, другое вниз, и лёгкий спазм пробежал где-то в районе горла. Я бы сказала, что это не вполне для меня типично. А ещё в комнате, в квартире, в стране и на свете как-то удушающе холодно. Но я верю, что сейчас я обо всём напишу и резко успокоюсь.

Не резко, но беспокойство проходит. Пульсируя, оно, как кровь из артерии, неслышно выливается в пространство. Это всё наводит меня на мысль, что со мной что-то не так; что пора записаться к врачу или что-то в этом роде. Так и до психушки недалеко, честное пионерское.
Ладно, я просто расскажу о сегодняшнем дне. Это умиротворяет; особенно, если учесть, какая однообразная у меня нынче жизнь. Я проснулась и поехала в институт ко второй паре (для меня это уже в некотором роде чудо, потому что пять дней из шести мы гоняем к девяти утра); потом - отсидела две достаточно нудных пары с Лимоновой и ушла: на Синяшечку меня не хватило. Параллельно с лекциями я прочитала половину книги, которую мне одолжила Юля: слог мне не нравится, но сюжет динамичен более чем. Завтра планирую вернуть. Для истории: книга называется "Секрет Пенелопы", и она коробит меня своим бесконечно простецким языком (ну да, молодец, взялась читать такое после "Осени в Пекине"). Но, назвался груздем...
Факт в том, что сейчас я уже дома. Дома - любимые стены, кошка, обиженная на весь белый свет мама, а ещё мрачные углы и угрюмые комнатные растения. Не знаю, но сейчас даже домашний уют отчего-то удручающе неуютен. Да и холодно как-то.
В голову неожиданно пришла мысль о том, что пора завязывать читать абсурдные книги, потому что они учат воспринимать всё вокруг вот примерно как я сейчас. Если бы я думала, как синестетик, я бы сказала: фиолетовое с тёмно-серым, мерное тиканье будильника, шершавая холодная стена, промокшие ноги.

17:25 

Все слова - не те.
Время близилось к девяти.
Я почти заварила кофе,
От которого пар сплести
Всё пытался его профиль.

За стеклом так: темно-светло,
И подоконники замело.
8 ноя


Ох, и давно меня тут не было! Я даже как-то успела соскучиться по моему лаконичному дизайну дневника и вообще... Соскучиться. По прошлому. По многому. По всему.

В общем, чувствую я себя не лучшим образом. Пропал запал, что ли. Я стараюсь, но больше не вижу перспектив и возможностей. Что-то во мне всё-таки умерло. Мне надоело учиться (прямо на финишной прямой), и я не могу себя заставить делать многие вещи. Вот, например, проект висит уже недели три, и я всем вру, что давно всё сделала. Но факт в том, что - нет, конь не валялся. Ничего не хочется. Не можется. Кажется, что весь этот мир - профанация, безликая иллюзия, а значит - стремиться не к чему. Жизнь видится бессмысленной - с каких пор?..

Что-то пошло не так. Может быть, люди вокруг, а может - я сама во всем виновата? Хотя я слишком часто беру вину на себя, хотя все люди: жестокие, тщеславные и равнодушные эгоцентрики, и к этому пора бы привыкнуть. Я так устала беспокоиться! Теряю уверенность в свои силы и в то, что всё будет хорошо (а раньше повторяла, как мантру, и верила же, верила!..). Плачевное состояние, короче говоря. Мотивации - ноль. Всё как-то блекло и размазано. И в мире какая-то хрень творится.
Недавно вот самолёт упал в Египте. Наш, русский самолёт; все погибли. Я проплакала полдня. Я захлёбывалась, кусала губы в кровь, читая сводки новостей... А потом пошла праздновать хэлоуин - и это был мой апогей цинизма. А всё потому, что поводов праздновать в моей жизни практически нет, а любое мало-мальски забавное мероприятие, на которое мне удаётся вытащить свою задницу, становится чем-то из ряда вон выходящим. Конечно, праздник получился так себе - невозможно веселиться на фоне трагических событий. Но мы немного потанцевали (спасибо Rhythm'n'Blues cafe и его невероятной, космической, тантрической просто музыке 60ых годов).
И - да, я становлюсь циником всё больше и больше. Детская мечтательность и уверенность в счастливом продолжении постепенно пропадают, и на их место приходит что-то наподобие саркастически приподнятой брови на все самые важные вопросы. Ответа нет - всё чаще думается мне. Нет определений. Нет понятий, нет заповедей и критериев. Есть только одно фундаментальное правило, которое стараешься соблюдать. То самое, в котором говорится, что твоя личная свобода заканчивается там, где начинается свобода чужая. Только с моей свободой почему-то никто не церемонится.
Вообще, откровенно говоря, я люблю людей. Люблю их слушать, понимать или не понимать, восхищаться ими или удивляться их беспринципности. Только вот в последнее время меня перестало что-либо интересовать. Странно. Совершеннейшая апатия. Почти аномия.
Я впала в отчаяние, потеряв очередного друга. Мне некому позвонить, некому написать, я очень боюсь потерять тех, что остались со мной. Боюсь надоедать, потому что знаю: нет ничего ужаснее зацикленного человека под боком. Я боюсь себя, потому что знаю, что мой предел близок, а мне нельзя, нельзя останавливаться, иначе я стану совершеннейшим никем. Совсем-совсем никчемной. Тем, о чём я и думать боялась всю жизнь. Я разочарую всех и себя (прежде всего), и от этого я не смогу избавиться; я умру, наверное, тогда. Я отниму у себя самого лучшего моего друга - меня саму, и тогда мне будет незачем радоваться. Боже мой, как же я боюсь этого... И некому дать мне пинка. Хорошей оплеухи. Никто не вытянет меня из этого состояния, потому что чем больше я в нём увязаю, тем сильнее почти всех вокруг это раздражает. И если я иду вперед, это раздражает тоже. Назад, вперёд, на месте. На месте?.. Но этого я себе простить не смогу. Кто-нибудь, отсыпьте мне немного феноменальной работоспосообности? Только до конца года, больше мне не надо!

21:25 

Все слова - не те.
Нет ничего мучительнее, чем ждать, пока просыпаются твои гаджеты. Особенно, если твой компьютер – ветеран, не желающий с первого (да и десятого, откровенно говоря, тоже) раза подключаться к вай-фаю.
Поэтому ворд открыт, клавиши стучат под пальцами, и я почти слышу их мелодию. Да и вообще, в кои-то веки я в приподнятом и энергичном настроении. Дневной сон идёт на пользу :)
Сегодня вечером я побывала на встрече с Дмитрием Глуховским, писателем-фантастом номер… Ну, скажем, почти один в моём персональном рейтинге. Но это не важно, потому что он такой классный, что захотелось снова его читать. И даже перечитывать, возможно. Когда знакомишься с человеком, который излучает положительную энергию, всё, что ты о нём знал, сразу видится немного с другого ракурса. В другом свете.
Словом, люди, которых сейчас принято называть «селебрити», тоже могут на поверку оказаться… Ну, вот, как Глуховский – умным, жутко интересным, симпатичным мужиком.
Что бы кто ни говорил, а мне нравится его «Будущее». Я, как знают все мои близкие, боготворю антиутопию как жанр; а роман Глуховского – достойный его представитель. А сегодня, кстати, автор сказал, мол, не совсем это фантастика. Он верит, что совсем скоро и мы будем мучиться выбором, который стоял перед его героями. Что ж, не могу сказать, что я не думала об этом: его книга оставляет огромный простор для размышлений.

Из последних событий - я стараюсь прилежно учиться и закрывать сессию на заочке в МИТРО, не менее прилежно пытаюсь попадать на пары в МПГУ, постепенно вытаскиваю себя из болота отчаяния (получается так себе, с переменным успехом). Готовлюсь к наступлению холодов. Отделяю зерна от плевел (в который раз) и познаю самою себя.

19:30 

Все слова - не те.
И снова я пытаюсь убедить себя, что мне не больно. Самоубеждение - не мой конёк.

Помимо Вовы, сессии, плохой погоды и похода в школу, поймала себя на мысли, что безнадёжно млею от одного чрезвычайно далёкого человека. Похоже, это моё проклятье.

Эмоциональный разлад с самой собой у меня такой колоссальной силы, что я безумно хочу уйти с головой в какую-нибудь работу. Проблема в том, что нудный и страшный пофигизм распластался поперёк моего насыщенного расписания, и теперь я не переставая страдаю, но ничего не делаю. Медленно схожу с ума.
Ужасно хочется сильного плеча рядом. Не хватает Вовы. Не знаю, насколько сильным было его плечо, но, когда он был рядом, такого раздрая в моей душе не приключалось. Сейчас мне элементарно не хочется существовать. Хочется замуроваться в стеночку и оттуда грустно поглядывать на всех этих амбициозных детей цивилизации; на скучающих индивидуалистов и заядлых скептиков, на озорных лолит и убогих гумбертов, на сказочных фей и уродливых леших, и на небо, которое всего этого не заслужило. Хочется спрятаться.
И одновременно хочется избавиться от тягостного, глухого к боли и обидам одиночества. Где ты, мой замечательный рассказчик, который в конце повествования выходит из-за кулис? Где ты, друг мой, враг мой, спасение моё? Где ты, способный забрать мою боль, мою гордость, мою душу?

Ох, ладно, всё это глупая лирика. Столько дел... Я вообще очень бы устала, если бы не моё страшнейшее безразличие ко всему. Поспала два часа? Ничего. Сделала миллион важных дел, а их всё не убавляется? Ну и ладно. Ударилась до синяка? Не страшно. Простудилась и температура? Да пофигу. Я, как запрограммированный робот, добросовестно выполняю свою работу. Работы много, смысла - мало. Смысл вообще потерялся где-то между моим бедным сердцем и улочками Москвы, которые приносят мне минутное успокоение. А ещё - дома страшно холодно, но и на это мне плевать. Добрая кошка греет мне озябшие ноги, за что ей большое спасибо. Может, пришла пора выпить чаю? И всё-таки доделать свои висящие wrecking ball'ом дела насущные? Прости мне мой американизм. Я забыла, как эта штука называется по-русски.

Не знаю, писала об этом или нет, но вот уже достаточно давно я поняла, в чём была виновата перед подругой, с которой так печально распрощалась примерно с год назад. Мне потребовалось действительно много времени, чтобы понять, насколько я была эгоцентрична.

И, как мантру: мненебольномненебольномненебольномненебольномненебольномненебольномненебольномненебольно...

21:11 

А мне бы крылья.

Все слова - не те.
И снова меня настигла эта нелепая потребность выразить мысли в словесной форме. Маслоу бы удивился, узнав, что такое вот недоразумение может лежать где-то в основе его пирамиды для отдельно взятого человека. Меня то есть.

Двадцать четвёртое сентября. Метеоцентр заявляет, что сегодня был поставлен температурный рекорд. Начало осени выдалось очень тёплым. Но меня это не радует - к сожалению, меня ничего не радует. Всё ещё. Правда, я на минуту забыла об этом, любуясь яркой луной с одной стороны холма и остатками заката с другой. Это было удивительно красиво. В такие моменты я жалею, что когда-нибудь забуду это, что наша память не имеет свойство впитывать всё, что ты хочешь в неё вложить. Я бы оставила лица. Пейзажи. Картины. Но они так быстро утекают... Как песок сквозь пальцы. Едва ли я могу в подробностях вспомнить лицо своего дедушки, хотя, кажется, так недавно я проводила рукой по его жесткой щетине. Я совсем не помню глаза собаки, которую я так любила в детстве. Я забыла вид с крыши дома моей бабушки, но запомнила, что он был восхитителен.
Я ощущаю, что теряю что-то невероятно важное, только... Ничего не получается сделать. Я стою на месте и кричу, но с губ не слетает ни звука. Это бессилие засасывает меня. Я стала абсолютно безразлична ко всему, даже к обидам, которые раньше так задевали за живое. Со стороны кажется, что я стала мягче, но я бы назвала это по-другому - безволие. Однажды я смотрела фильм про ураган. Фильм был глупый, пафосный. Но зато я узнала, что в центре урагана бывает спокойствие. Смертельное спокойствие. Ощущаю себя там, и всё жду, когда стенки сместятся, и меня размажет по какому-нибудь пролетающему мимо автомобилю.

Эти тёплые вечера заставляют меня мечтать. А нет ничего больнее, чем из мира мечты снова окунаться в реальность - и снова, и снова... А ещё у меня появились странные, как мне раньше казалось, желания: хочется ребёнка. Такого щекастого, радостного, капризного. Ещё - спокойствия, стабильности. Перестать переть напролом, осесть. Поймать пару погожих дней и поехать с кем-нибудь по золотому кольцу - посмотреть старинные церкви, устроить пикник под осенним небом. Хочется, наконец, полноценно сесть за руль. Зашить дыру в груди. Новых воспоминаний хочется. Много хочешь, скажете. И я себе каждый раз так говорю, заваривая любимый чай с молоком и укутываясь в свою любимую кофту. Но что делать?.. Я стала так плохо видеть, что не вижу своего ближайшего будущего. А, может, это не из-за зрения, а из-за того, что я страшно боюсь, что и через десять лет всё будет так же, как и сейчас. И тогда я умру: всем будет казаться, что я живу, но на самом деле - нет, меня не будет.

Это осень на меня так влияет, я знаю. Это уже не первый раз. Осень и то, что от моей жизни постепенно откалываются кусочки и улетают в бездну - кажется, вместе с частичками моей души. И, да, я знаю, что это слишком вычурная и детская метафора. Но я почти физически ощущаю это, честное слово.

01:18 

Все слова - не те.
На календаре первое, мать его, сентября; а, значит, настало время подводить итоги лета.
Говорить не хочется, потому что лето было, откровенно говоря, так себе. Из трёх месяцев святого ничегонеделания мне достался только один, и то с натяжкой. В июне я сдавала сессию, в августе был "Детский вопрос". В июле (и это было только начало) я истрепала себе все нервы по поводу Вовы. Просто это казалось мучительнее от того, что параллельно я абсолютно ни на что не отвлекалась. Потом появилось радио, а теперь вот - учёба (первый раз на последний курс, долбануться можно).

Конечно, в последние месяцы не обошлось и без маленьких побед. Мою заметку опубликовали в газете, и на подходе ещё одна. Я сделала пару рубрик для ДВ. Но, самое главное, я познакомилась с людьми. Эти люди - главная радость этого лета: невероятные. Знаете, очень мало у кого можно научиться доброте: люди, как правило, не проецируют ее на окружающий мир, так уж получается. А они отрываются за всех на свете, наверное. И я от них понабралась, кто бы мог подумать.

Мама отдыхает, и почти до конца сентября мы с папой представлены сами себе. В целом, это весело, потому что можно зависать с девчонками на кухне сколько угодно. Можно думать в тишине, сколько захочется. Но помимо этого, нужно делать дела, ухаживать за кошкой, готовить еду. Плюс только в том, что я совершенствую свои кулинарные навыки. Хотя, всё это не так уж и напрягает: сейчас я радуюсь всему, что так или иначе отвлекает меня от дурных и печальных мыслей.

Из забавного: недавно вытащила из закромов гитару. Все, кто знает, как я на ней играю, могут представить, каково было моим соседями слушать песни maroon 5 и нойза в моём переложении. Удивительно, что никто не стучал по батарее. Возможно, их всех просто не было дома.

21:16 

Все слова - не те.
О, дайри, если бы ты знал, насколько мне одновременно надоело и не надоело это лето. Всё так сложно.

Я устала безмерно: наверное, всему виной Вова, который так и не объявляется. Чувствую себя отвратительно. Впрочем, я чувствую себя так достаточно часто, не стоит удивляться. Серые будни и рады бы быть не серыми, но, увы, я сама себе серая краска. Вокруг, на самом-то деле, всё прекрасно и радужно: на улице хорошая погода, я практикуюсь в совершенно замечательном месте, даже статью мою сегодня опубликовали в "Комсомольской правде" (это заставило меня забыть о грусти на пару часов). Чего ещё желать?.. Странное существо - человек. Когда всё в машине жизни становится идеально, и ты уже почти готов насладиться этой идеальностью... Ломается деталь. Та самая, которая в конце концов оказывается мотором. Без него твоя машина не хочет ехать. Заводиться. Печка не хочет работать, и кондиционер тоже. И солнце печёт черную крышу, и всё в огне. И ты в огне. Отлично, договорилась. Примерно на такие мысли меня сейчас наводит всё на свете.

Вот интересно: если я сейчас внезапно уверую в высшие силы, они помогут мне избавиться от депрессии? Или жертва моя будет напрасна?..

Словом, я сама себя сейчас раздражаю. Не водитесь со мной никто, я зануда.

12:34 

Все слова - не те.
В соседней комнате спорят о том, насколько тонки формы подачи информации в эфире. Я сижу под кондиционером и тихонько, неслышно ничего не делаю.

Голова полностью пустая, мысли - хаотичные и разбрызганные, как капли редкого дождя по стеклу. Я не знаю, как мне быть.
В любом случае, надо что-то написать. Потому что иначе я сойду с ума от того, что оцепенение не позволяет мне принять решение и двинуться с места. От того, что я в последние дни на автопилоте.
А о хорошем?.. Вот, вчера я книжку прочитала, например. Сказку. Гофмана. "Крошка Цахес, по прозванию Циннобер". После неё было не так грустно, как обычно. Хотя на деле история достаточно печальная, пусть и сдобренная изрядной долей фей, волшебства и любви. Эта сказка - она про уродца, заносчивого и глупого. Он ужасен и обладает миллионом качеств, которые любить в людях не возможно, но... Я, с некоторых пор периодически в базах ФБД натыкающаяся на деток с отклонениями, могу сказать, что каждый из них достоин любви, раз уж высшая сила позволила им родиться. Достоин понимания и принятия. Конечно, сказка совсем не о том, но меня задело.
В общем, мне больше неведомо, как делить мир на чёрное и белое. Вокруг слишком много цветов. А фишка сказок как раз в том, чтобы показать зло - злом... Только для меня его теперь просто не существует. Очень многое можно объяснить; особенно, если это не касается тебя.
Кстати, сегодня утром я была у Марины (встала ради такого случая в семь утра). Это так, просто чтобы не забыть, что я всё ещё к ней наведываюсь.
Ещё... Сегодня хочется домой. Мне невероятно нравится моя практика и то, что я делаю, но именно сегодня... Может быть, дело в том, что я не выспалась, не позавтракала и очень замёрзла. Или в пледно-одеяльном настроении, от которого я не могу избавиться со вчерашнего вечера.

Выходила сейчас в туалет. Там оказалось теплее, а ещё - горячая вода в кране. Как мало, по сути, нужно человеку для счастья - интересная работа и чистая, тёплая уборная. Глупости, конечно, но я тут чувствую себя белым человеком (привет сортирам МПГУ). Выключаю кондиционер - хватит мёрзнуть. Вообще, пока местное начальство в отпуске, я сижу в отдельном кабинете и делаю, что хочу. Хочу - включаю кондей, хочу - выключаю.

А ещё, некоторое время назад я расколошматила бутылку молдавского бальзама из редакционного шкафа. Доставала диски с архивными записями программы, и... Мне велели выбросить бутылку (благо, обошлось без осколков) и больше не париться.

14:05 

Все слова - не те.
Погодка в Москве сегодня полностью соответствует моему дурному настроению. Хочется плакать, есть мороженое, снова плакать.
И кричать громко-громко, чтобы заглушить вой ветра в большущей дыре в сердце.
И слушать грустные песни.
Упиваться своей тоской, своей болью в груди, жестокостью и несправедливостью мира. Вот такое вот девочково-осеннее настроение.

Хотя вообще-то я люблю осень и всегда её жду. Жара - она надоедает, а вот прохлада - никогда. Август в этом году, как всегда, вполне себе сентябрь. А сентябрь, говорят, будет почти что август.
Резко и сильно захотелось за город: посмотреть на звёзды (у Веры на даче были удивительно близкие звёзды из-за почти полного отсутствия освещения), погулять вечером по ужасному полю (которое только на первый взгляд кажется безобидным и безопасным, а на деле под травой высотой с человека скрываются колдобины, лужи, болотца и змеи); посидеть у костра (только это не в одиночестве, пожалуй), встретить утро, завернувшись в чью-то старую огромную куртку... Пройтись по росе. Можно даже в сланцах, без вездесущих дачных резиновых сапог. Ещё раз почувствовать солнце: там оно почему-то отчётливее, ярче, жарче.

В общем, накатил на меня нифиговый такой приступ меланхолии, так что в ближайшее время вряд ли здесь что-то радостное проскочит. Я всё больше скучаю и думаю. Думаю по кругу, скучаю беспрерывно и бесперспективно. Эх.

22:40 

Планета Людей.

Все слова - не те.
И, да, он всё-таки наступил - тот самый исторический момент, когда я готова всё законспектировать.
Вернее, записать, чтобы, если память подведет меня, я могла пережить всё это снова... Как почти что самые счастливые моменты в моей жизни.

Итак, новость первая: после недели бесплодных исканий (и стенаний) я нашла место, где могу пройти практику. А спустя ещё десять с половиной закатов я могу сказать, что это самое лучшее место, которое могло мне достаться.
Не поверишь, любимый дайри, но именно тут - совершенно неожиданно! - потерпела первое и оглушительное фиаско моя циничная жизненная мораль. Она набирала, набирала обороты, и я всё думала: когда же она поглотит меня целиком?.. Теперь знаю: никогда. Пока я вижу, что есть на свете такие люди, как те, о которых мы на нашем радио слышим каждый день и как те, которые там работают, я не смею разочаровываться в этом мире. Отныне и впредь.
А вообще, кто не знает, о сути дела: мне довелось впервые познакомиться с работой журналиста. Это тебе не социолог, это... Отличается. Качественно. Так вот, по рекомендации знакомой написала я на программу "Детский вопрос", что на Радио России. Про радио как таковое (архаизм, думала я; теперь, кто скажет так вслух, получит от меня по шапке) я слыхом не слыхивала, а про программу эту и подавно. Поэтому посылала пальцем в небо (после этой фразы ответственно заявляю: небо меня бережет! Иначе, с какой стати мне всегда так везёт). Через несколько дней (окрашенных в цвета безысходности, надо заметить) мне ответили и пригласили на беседу. От радости я буквально прыгала: как оказалось, не зря. В общем, на первом же звонке с автоответчика, сообщения на котором мне, для начала, дали упорядочить, я поняла, куда я попала. Оказывается, не все дети остаются в детских домах, а их забирают, реально забирают в семьи! Продираются сквозь бумажную волокиту, едут за тридевять земель, берут, берут даже больных и слабых, выращивают, холят, любят! Забирают не по одному, а по двое-трое-четверо (одна женщина взяла семерых) деток! А в "ДВ" им помогают, объясняют, возят на "Поезде надежды"... А ешё они создают базы данных, фотографируют деток из разных регионов... Много всего. Я как будто на другую планету попала. Планету Людей.
В "ДВ" я занимаюсь самой разной работой. Помимо всего прочего, меня немного научили работать в Samplitude, а это очень полезный навык. И вообще, они каждый день меня учат, и не только профессии. А ещё, мой голос немножечко записали. Говорю я так себе, тренироваться нужно.

Новость вторая: я за последнее время встретилась с кучей людей и даже съездила с Наташей на день открытых дверей в высшую школу МИТРО. Забавно, я впервые увидела нашего ректора, и, надо сказать, впечатление он производит двойственное. Ну, не суть. Зато Эрнест Мацкявичюс мне понравился, и даже на минуту захотелось попасть в его Мастерскую.

Новость третья, самая свежая: сегодняшнее утро я встречала в ожидании электрички на Москву. Было забавно вновь почувствовать себя дачником, но... Самые главные впечатления - от дня рождения Митяя на верушиной даче. Это было здорово: собраться за городом сравнительно небольшой компанией в восемь человек, поздравить именинника, пожарить шашлык, выпить, потанцевать, поиграть в идиотские конкурсы, поболтать... Отлично провести вечер. Отдохнуть от мирской суеты.
Отдохнуть от терзаний, которые я обычно беру с собой.

Кстати, о птичках. Я не знаю, что делать, совсем не знаю. Мой лучший друг не хочет меня знать. И... В общем, связного рассказа не получится. Просто я так страшно по нему скучаю. Иной раз выходишь с практики и думаешь: "А сейчас он мог бы приехать и мы могли бы пойти гулять... Как раньше". И так много с ним хочется обсудить, так многим поделиться. Я даже песню одну в его стиле нашла, хотела кинуть, - забылась на минутку. Чёрт, ну вот, опять в горле ком. Не стоит мне думать об этом так часто, раз за разом... Но я не могу, из головы не выходит ни на секунду, блин!
В общем, это как раз та причина, по которой всё, о чём я сейчас говорила - почти самые счастливые дни моей жизни. Если честно, всё, что за рамками написанного постепенно превращается в пытку, от которой я пытаюсь скрыться в бесконечном круговороте дел. Но, опять-таки, хочу снова себе напомнить: куда бы не лежал твой путь, с тобой всегда будешь ты. От себя не убежать, можно даже и не пытаться. Но, как ни парадоксально, чем больший темп я задаю, тем больше я нахожу себя. Вот только не хватает кое-кого, и это чувствуется постоянно, как мозоль; омрачает яркую действительность.

Но надо найти в себе силы. Для чего, я пока не решила: но, думаю, они лишними точно не будут. Вот конкретно сейчас я не отказалась бы от капельки энергии для того, чтобы достойно завершить свой день: снять линзы, накрутить волосы, расстелить кровать... А не уснуть в кресле над раскрытым на коленях ноутбуком.

13:27 

Все слова - не те.
По трапу стекали усталые люди, мерно грузились в автобус и очень уныло отъезжали к зданию аэропорта. Ничего не хотелось. Вместе с людьми по трапу стекала холодная дождевая вода, которая и дала мне понять, что простым насморком я тут не отделаюсь. И вот, как итог, только спустя три дня после приезда мне удалось добраться до ноутбука и написать хоть что-то вразумительное. На самом деле, тут у нас необычно холодное лето. Ох уж эти погодные аномалии. Это было сложно: приехать из сорокаградусной жары в это пасмурное (но такое родное) место. В целом, я рада, что вернулась домой, но ещё несколько дней моря, несомненно, пошли бы мне на пользу. С другой стороны, тут - куча незавершенных дел; и, как бы ни был хорош отдых, они его омрачали. Правильно говорят, что, куда бы ты не поехал, ты берешь себя с собой. Мне иногда безумно хочется, чтобы мои мысли в чемодане отправили по ошибке куда-нибудь далеко. Эх. Да, при таком самочувствии получается писать только в таком ключе... Хотя отдых у нас был замечательный, один из лучших в моей жизни.

Начну с того, что мы ни разу!!! не обгорели, и, как следствие, могли выйти из номера в любое время дня и ночи, чем активно пользовались.
Одно из самых ярких впечатлений от поездки: сплавление по горной речке (с ума сойти, как я на это согласилась...). Это было просто нереально круто: невероятно чистая ледяная вода восхитительно голубого цвета, которая буквально кипит под лодкой, горы вокруг, смесь адреналина и восторга... Это надо было почувствовать. Я была уверена, что пожалею о своём решении поехать туда... Но никогда ещё предчувствие меня так не обманывало. Это было непередаваемо, удивительно, это то, что я запомню надолго и по возможности повторю.

Кстати, сохранилась пара фоток из разряда "вспоминать исключительно с улыбкой". На одной из них меня почти не видно (за исключением задницы на левом борту, и то, если долго приглядываться), но, что есть - то есть.



Ещё мы были в местном клубе, но на этом я бы не стала останавливаться, потому что я совсем не любительница таких мест. Зато потанцевали. И если уж я решила разбавить этот длинный пост фотками, то вот несколько селфи с того самого вечера (взгляните - Полина накрашена!):





О, и третья наша вылазка, которая тоже оставила много впечатлений: путешествие вдоль побережья на катере с дико орущей музыкой (песни, как на зло, найти вообще не могу!), и черепашки. Черепахи. Черепашищи, если быть точной. Огромные морские черепахи, которые медленно проплывали совсем близко к нашей лодке.



Знаете, я прониклась всякими плавучими видами транспорта давным-давно, кажется, ещё в Венеции... Но тут - качественно другая категория. Быстрее. Громче. Оставляет больше воспоминаний. Так во всём, что отличает спокойную и немного чопорную Европу от стран, где любят отдыхать бесшабашные русские. Наверное, я это всегда знала. Но теперь мне для полного счастья ещё нужно добраться хотя бы до Праги: ощутить спокойное меланхоличное течение жизни европейских обывателей... Ну вот, опять я не в ту степь. Если честно, то этот отдых был феноменально крут, и ничего мне больше пока не надо.
Парадоксально, но самые лучшие каникулы всегда приходятся на самые худшие в плане сервиса места. Так было в Голубицкой, так произошло и тут. Мы нашли, наверное, единственный отель на побережье, где для того, чтобы у тебя убрались в номере, надо ругаться двое суток. Причём не просто подходить и капать ресепшионистке на мозги, а натурально браниться, повышать голос, гневно махать руками. А потом ещё звонить и крыть их всех красным словцом. Тут я задумалась над тем, откуда же взялся жесткий стереотип о том, что русские туристы сплошь быдло и хамы. Знаете, в этот раз мне и самой пришлось оставить приличия и от души поругаться с персоналом. А потом ещё. И ещё. И знаете что? Я чувствовала себя абсолютно на это в праве, и я ощущаю это до сих пор. Потому что служащим платят деньги за то, чтобы эти чёртовы номера были убраны и всё в них было исправно, а они только прохлаждаются по тенистым аллеям, сама видела. Но этот минус плавно перекочевал в плюс: расшатанные ещё в Москве нервы сняло как рукой. Иногда поругаться очень полезно.

Хочется рассказать ещё о парочке вещей: например, о том, как мы не имели нормального входа в море, и потому активно прыгали с трёхметрового пирса. О том, что вода была чистая и мягкая. О том, что я с большим удовольствием купалась в линзах и ничего со мной не произошло. О том, что я впервые не прочитала и двух книг за весь отдых. И о самом красивом, что там было: о феноменальных закатах и невообразимых рассветах. Говорят, что в древние времена Средиземное море называли Белым - потому что, - истина! - на рассвете оно сливается с горизонтом и купается в первых лучах солнца, переливается, как расплавленная ртуть. Это очень красиво. И ещё огромный солнечный круг, который степенно спускается за горы, и ты видишь его движение, следишь за ним до рези в глазах. И это ещё красивее.


21:41 

Все слова - не те.
И снова меня принимает в свои уютные объятья мой старенький добрый дайри. Бог знает, сколько ещё я буду возвращаться на эти электронные страницы такими вот холодными дождливыми вечерами. А, может быть, и не знает. Не знаю и я.

В любом случае, в планомерном течении моей жизни наметился водоворот. Не скажу, что собираюсь что-то принципиально изменить - к этому я не готова, хотя, быть может, к следующему году... В общем, изменения носят сугубо внутренний характер - вчера я проснулась и поняла, что больше так жить нельзя. С удивительной ясностью я в один момент осознала, что вокруг столько людей, которым я взаимно не нужна, но за которых почему-то цепляюсь, будто по инерции; за которых волнуюсь, которым бегу на помощь... Зачем? Есть же вот семья, есть Хас, есть ещё пара-тройка прекрасных людей, которые, я знаю, всегда меня ждут... Что ещё надо-то? К чёрту все эти ненужные знакомства, недолговечные связи, громкие слова и тихие уходы... К чёрту, к чёрту, к чёрту! Надоело!
Пришла пора признаться себе в том, что мир не такой радужный, каким мне казался. Наивной мне с розовыми очками придётся теперь отправиться на покой - я хочу видеть себя другой сейчас и впредь. Не хочу быть доброй, хочу не реагировать. Хочу быть эгоисткой, нет, эгоцентристкой! Хочу зону комфорта величиной с планету! Раньше я и не догадывалась, как всё вокруг зыбко и сложно, какими пустыми бывают слова, а громкими - поступки. Я, кажется, выросла в социальной теплице. где всё было стабильно, спокойно, правильно. Мелкие неурядицы, как по учебнику, вбивали в мою голову чёткое деление на черное и белое, моральные принципы, нормы, столпы. И если монохром в моей голове уже давно сменился принятием того, что однозначность - это практически невозможная роскошь, то с этой глупой идеалистической моралью я начала разбираться только сейчас.

И в связи с моим упорным желанием распрощаться с прошлым возникло такое вот оно:

я его рисовала годами - разреши мне его стереть.
он смеялся, заглянув в глубину глаз.

не серьезно влюбилась - наверное, только на треть (или на половину, не вспомню уже сейчас);
но потом началось: в небе - грозы, во мне - мечты,
я лелеяла их, я позволила им расти,
распуститься цветами, выпорхнуть из темноты
и не дать уйти.

а теперь началось: срезать волосы, взять билет
прямиком до моря,
до солнца,
где Москва - далеко-далеко.
до вина и пляжа, где дышится так легко,
и волна - это одело, скрывающее от бед.

в общем - всё по стандарту, как все - буду больше желать.
все мы не без греха, вот и я - далеко не свята.

и я точно стану счастливее в день, когда
перестану его ждать.

омг я снова что-то написала 2015

00:44 

Fais-Moi Mal Johnny!

Все слова - не те.
Лето наступило незаметно... А я оказалась не готова. Не готова сменить тёплые и уютные вещи на что-то более легкое; не готова, выходя из подъезда, окунаться в цепкий и неприятный зной. Не успела морально свыкнуться с тем, что тут, в Москве, тоже бывает тепло, как бы это ни было удивительно. Наверное, это всё потому, что наш едва приземлившийся самолет почти месяц назад (страшно подумать, как быстро летит время) родной город встретил резким ветром и проливным дождем. И тогда в голове укоренилась уверенность в том, что тут лета не бывает... А оно вон как вышло. Бывает, да ещё какое. Но, в любом случае, в летние платьица я перелезать не спешу, в основном, потому, что не люблю такую одежду. На этом этапе размышлений у меня всегда возникают сомнения в собственной адекватности: искренне недолюбливая зиму, я, при этом, вполне хорошо отношусь к зимней одежде. И, наоборот: любя лето, с огромной неохотой надеваю лёгкие тряпки. Охохох.

А ещё чёрт меня дернул перечитать "Дозоры" - теперь я совсем-совсем ни на что не способна, речевой аппарат у меня атрофировался, и раздраженная мама второй день слышит от меня нечленораздельные восклицания типа "угу" и "ага". Ну зато я прочитала три абсолютно бесполезных книги.
Честно сказать, качественная фантастика - моя слабость. Как жаль, что встречается она так редко (из последних - Лукьяненко, Глуховский, дда и всё, пожалуй). И вообще, надоела классика. Надо же чем-то разбавлять (кроме социологической литературы, разумеется, потому что тоже надоела, и не меньше). Порой хочется чего-то, что затянет тебя сразу и с головой. Чего-то, что будет интересно априори.

Ко всему добавилось то, что Луна приболела, и поэтому я страдаю. Она-то, кажется, достаточно неплохо себя чувствует, чему, конечно, не способствует воротник, который пришлось на неё надеть. Но и я, и мама просто в немом ужасе от происходящего, потому что банальная попытка дать кошке таблетку превратилась в кровавое сражение, "плачущее" животное с бешеными глазами носилось позже по квартире и долго не могла простить нам вмешательства в её личное пространство; а ошейник-волан окончательно превратил её в безвольное и обиженное чёрное пятно, кочующее с одного покрывала на другое. Я долго плакала, потому что мне казалось, что я предала мою Лу. Дурдом. Но, в любом случае, сегодня нам всем немного легче, и это вселяет надежду.

Конечно, на это лето у меня огромные планы: осуществилось бы хотя бы половина! По сути, созданы все условия: вокруг - идеальное сытое спокойствие, рядом - Крылатские Холмы, которые всегда способствовали усвоению мной информации (хотя, кстати, я заметила, что имею непреодолимую склонность к созерцанию). С семьей, с друзьями всё о'кей. Чего ещё надо-то?
Хотя мне вечно чего-то не хватает. Времени, денег, мотивации... Особенно - последнего. В народе это называется просто: лень. Именно она мешает мне сходить и заменить паспорт, хотя срок неумолимо подходит... Завтра всё же надо заставить себя доехать до УФМС. Где ещё оно находится?.. Впрочем, ответ я знаю: это здание рядом с моей музыкальной школой. Может, утром съездить?

И я отрезала волосы. По поводу этого с мамой имел место неприятный разговор о потере индивидуальности и вообще. В общем, разговор чисто женский, малопонятный и слабо аргументированный. Сошлись мы в итоге на том, что все те примерно сорок сантиметров, что были отстрижены, были насквозь сечёные и уже ни на что не годные. Но волосы, конечно, жалко. А папе понравилось, да и Хас в восторге. Мне и самой стало легче, хотя определенная ностальгия по длиннющим патлам меня мучает, особенно проявляясь в фантомном ощущении их длины: я всё ещё по привычке стараюсь собрать их в увесистый пучёк и ужасно удивляюсь, когда расчёска заканчивает свой путь где-то чуть ниже шеи. Но это, смею надеяться, пройдёт. Во в данный момент мне поднимают настроение песни Бориса Виана: удивительно, как один человек может быть превосходным музыкантом и отличным писателем?.. Впрочем, что это я удивляюсь; ведь говорят же, что талантливый человек талантлив во всём... Главное, чтобы не взялся за что-то, требующее компетенции. Оперировать людей там, например, не начал бы, годовой отчёт сводить... Да здравствует талант!

В общем, сегодня мне больше сказать особо нечего. Вспомнила ешё, что пару дней назад гуляли в девчонками и дошли от Крыла чуть ли не до Октябрьского поля через Живописный мост, то есть, сделали большой крюк. В общем, молодца; и Полинке показали много новых замечательных мест, включая наши любимые строительные мостки Живописки. Как-то так. А теперь - меня реквизировали сидеть с Луной, которой, оказывается, одиноко. Ладно, пойду - исключительно ради гуманизма (просилось: ради искусства).

23:54 

Обрывки восхищения.

Все слова - не те.
Хотела черкнуть пост про книги, прочитанные за последние недели. Давно хотела - ещё с самого приезда, но... У меня же вечно нет времени (читай: просто лень). Но сейчас (да-да, именно в ту самую минуту, когда ничегошеньки по учебе не готово, а завтра дедлайн) я внезапно (действительно...) решила реализовать свой замысел. Так что вот.

Начну с того, что не очень-то впечатлило:
Раз. "Любовь живет три года", Фредерик Бегбедер.



С первых же строчек я поняла, что вряд ли смогу разделять всеобщую истерию по поводу этого автора. Конечно, уверена, что нужна определенная... сноровка, чтобы написать такую книгу. Да чтобы написать любую книгу, откровенно говоря. В данном случае я подразумеваю просто способность писать как таковую.
Возможно, не самое лучшее впечатление книга произвела ещё и из-за того, что я сразу взялась именно за неё, хотя, вообще-то, это последняя часть трилогии. Поэтому, конечно, для меня характер главного героя оказался не вполне раскрытым (хотя что тут непонятного, собственно говоря...).
Книга представляет собой дневник тридцатилетнего мужчины, борющегося с затяжным личностным кризисом на почве разочарования в окружающем мире и в любви. Сюжет сосредоточен на том, как это самое разочарование постепенно проходит, когда герой с переменным успехом начинает переосмысливать свою жизнь. Для кого-то мысли автора могут показаться откровением (особенно это касается молодых девушек, желающих разобраться в том, что происходит в голове их молодых людей), но лично я узнала не очень много нового. Кое-что, безусловно, заставило задуматься; но не очень надолго. Вот, например, это:

«В более совершенном мире двадцатилетние девушки не клевали бы на такую туфту. Они мечтали бы об истинном чувстве, о страсти, об абсолюте - но уж не об абы ком во взятом на прокат фраке. Они ждали бы Мужчину, которые сумеет удивлять их каждый божий день, а не Мужчину, который будет дарить им стеллажи из "Икеи". Они дали бы Природе - иначе говоря, желанию - делать свое дело. Увы, разочарованные мамаши желают своим дочкам аналогичного несчастья, а сами дочки видели слишком много мыльных опер. И они ждут Прекрасного Принца, вбив себе в голову этот дурацкий рекламный образ, который плодит неудачниц, будущих старых дев и мегер, потому что счастливыми-то их сделать может только мужчина, далекий от совершенства».

Ну ведь неплохо же, а? В двадцать лет хорошо читать такие книги.
По сути,этот роман, как ни жаль, из тех, где написано только то, что написано. Но ещё несколько годных цитаток я всё же могу привести (не зря ж я всё время черкаю ни в чем неповинные странички):

«Самые лучшие праздники - те, что происходят внутри нас»
Отметила это только потому, что я абсолютно согласна. Спасибо автору за то, что так красиво и просто это сформулировал.

«Те, кто боится смерти, нелюбопытны»

«Писать - значит жаловаться». И снова в точку.

«Общество в котором мы родились, основано на эгоизме. Социологи называют это индивидуализмом, хотя есть объяснение попроще: мы живём в обществе одиночества.».
Всегда радуюсь слову "социологи" в литературе, ибо представитель сильно недооцененной профессии.

«Сколько ни пытайся сказать новое слово формы (оригинальные словечки, англицизмы, прикольные обороты, рекламные слоганы и проч.) и содержания (найтклаббинг, секс, наркотики, рок-н-ролл), очень скоро понимаешь, что все, чего тебе хочется, — написать роман о любви очень простыми словами. В общем, самая трудная задача..»

«Сегодня у кого есть деньги, те не имеют времени, а у кого есть время, не имеют денег». Есть счастливые люди, у которых есть и то, и другое... И они пишут романы типа того, из которого взята цитата.

Намерено не хочу выписывать цитаты про любовь, которые я, впрочем, выделила в книге. Просто потому, что всю книгу говорится о том, что она, - любовь, - живёт три года, а в конце... То, что в конце. И вовсе это не спойлер.

Ах да, зато там есть неплохой плейлист для тех, кто в депрессии. Хоть что-то полезное. В принципе, быть может, я ещё вернусь к этому.

Продолжать буду книгами, которые всё-таки хочется перечитать.

Два. "Машенька" Владимира Набокова.



Помимо прочего могу сказать, что Набоков не перестаёт удивлять. Помню, как ещё в школе я познакомилась с ним и его "Лолитой" и была уверена, что знакомство это не буду продолжать, потому что самый скандальный его роман не миновал неприятным осадком и меня. Спустя пару лет в момент душевной скуки в руки мне попало тоненькое изданьице "Приглашения на казнь", которое не отпускало меня несколько часов, пока не было прочитано окончательно и бесповоротно. И перечитано - чуть позднее. Это издание сейчас занимает почётное место на моей личной полке самых любимых книг; а Набоков с тех пор - в пантеоне самых любимых авторов (но я всегда уточняю, что "Лолиты" это не касается).
Вот и "Машенька" не подвела: так вкусно о таких мелочах может писать, наверное, только ВН. Фабула, как всегда, сосредоточена вокруг русских эмигрантов. В главном герое можно узнать немного Печорина, слегка - Онегина, Обломова, быть может... В общем, русский литературный архитип в иностранной уже, казалось бы, прозе. Герой полон противоречий: мечтательный, но замкнутый; работоспособный, но праздный; живущий за границей, но отчаянно любящий Родину. Машенька - парадоксальная главная героиня, которая так ни разу и не появилась нигде, кроме воспоминаний и писем, сливается в мыслях героя с образом родной страны; он воскрешает воспоминания о первой любви, как воспоминания о забытой русской жизни, о сказочных местах, наполненных любовью, куда он уже никогда не вернется.
Вообще, галерея персонажей в этой книге, конечно, удивительна. Особенно полюбилась мне робкая старушка Лидия Николаевна; Клара с её теплотой и тонким девичьим очарованием, и поэт Подтягин с его привычной для восприятия русского человека нерезкой, но очень при этом сильной драмой (а ещё, "в профиль он был похож на большую поседевшую морскую свинку").
К "Машеньке" я напременно вернусь, я точно это знаю. А сейчас - немного избранных цитат.

"Он был из породы людей, которые умеют добиваться, достигать, настигать, но совершенно не способны ни к отречению, ни к бегству - сказал автор, и я мгновенно узнала себя. Я вообще часто узнаю себя в самых ужасных чертах, которые описаны так точно.

"Утро к ней не шло" ...та же проблема.

"Людмила ему представлялась в обольстительном тумане <...> подобно музыке <...> которая смолкла в тот миг, когда ночью, на тряском полу темного таксомотора, Людмила ему отдалась, и сразу всё стало очень скучным " - чисто мужская логика, очередной раз доказывающая прописную истину. К слову, в книге номер раз та же самая мысль тоже имелась. Думаю, гугл найдёт, достаточно начать вбивать "Я никогда не останавливаюсь на достигнутом: если мне нравится девушка, я хочу влюбиться...".

Три. "Пена Дней" Бориса Виана.



Роман вызвал искреннее восхищение. Вот он - стиль, который я так люблю - стиль Воннегуда, Борхеса, Кундеры...
И вообще, я уже почти дописала эту рецензию, когда дайри завис и перезагрузился, в результате чего весь мой текст удалился, плак. Поэтому снова включаем Дюка Эллингтона и начинаем с начала.
Что я могу сказать? Герои одномерны, и оттого особенно прекрасны. Особенно главный герой, Колен, единственный из всех представленный в динамике.
Сюжет градирован от маленьких солнц до темноты кошкиной глотки. Классический прием развенчивания утопии в антиутопию (по жанру я бы сказала, что роман - антиутопия процентов на восемьдесят) я ставлю во главу угла и заявляю, что это по сути своей беспроигрышный вариант (лично для меня). А ещё книга изобилует удивительными аллегориями и просто невероятно красивыми, лёгкими, поднимающими настроение образами.
А теперь - традиционный цитвтник:

"Моя сестра сбилась с пути, - признался Николя. - Она изучала философию. В семье, которая гордится своими традициями, о таких вещах предпочитают молчать". Образование - бич нашего поколения, аве сатан.

"Мы случайно оказались рядом - оба лежали ничком под кафедрой, там мы и познакомились".
Замечательная ирония над культом Жана-Поля Сартра (неприкрытая аллюзия на него тем очевиднее для современников) является несомненным плюсом "Пены...".

"Кровать стояла не на полу, а на своего рода антресолях, построенных на половине высоты комнаты. Наверх вела лесенка из уморённого дуба, отделанная латунью. Ниша под антресолями служила будуаром. Там стояли книги и мягкие кресла, а так же висела фотография далай-ламы". ХОЧУ.

" - Люди тратят время на то, чтобы жить, а на работу у них не остается времени.
- А может быть, совсем наоборот? - спросила Хлоя
". Мир главного героя с каждой страницей разворачивается к читателю новой стороной. Эта цитата совсем недалеко от начала.

"Он нагнулся, вытащил из-под прилавка карабин, прицелился и выстрелил <...>
- Пустяки, - сказал аптекарь. - Время от времени кролик берёт верх над сталью, и тогда его приходится убивать
". Позволю себе провести аналогию между кроликом и Коленом.

" - Вы заплатите мне за эти тюбики! - завопил директор. - Я вычту из стоимость из вашего жалованья...
- А я уже распорядился, чтобы эти деньги удержали из жалованья моей секретарши. Так что не волнуйтесь, шеф
". В этом коротеньком кусочке романа отображена вся суть социальной иерархии. Удивительно, вся суть в паре строк.

01:06 

Очарование дней.

Все слова - не те.
Мне кажется, что я живу, а значит, я - люблю.
Love is in the air everywhere i look around.
Сегодня внутри меня чудесно расцвела весна. Должна признаться, я ненавижу длинные ночи - даже если они уютные. Ночь должна быть короткой и яркой, как жизнь. Идеальное утро должно начинаться рассветом и заканчиваться в постели. Солнце - спелый персик, который хочется откусить. Кофе - самая вкусная строчка из любимого романа. Сколько раз я говорила, что не люблю утро?.. Так вот, это не совсем верно: я обожаю правильные утра и терпеть не могу все остальные - те, которые рождаются из тумана, в которых кофе - лишь способ открыть глаза, а дальше - суета и скука.
Metronomy, The Look. Я смотрю с угла картины Босха прямо в Эдем. Адам и Ева смеются. А, может, это не они, а совсем другие счастливые люди. Вокруг вовсе не рай, а просто мир, где очень много солнца. И я вовсе не в углу, потому что в этой вселенной нет углов.
И совсем не нужны мне умные мысли. Я счастлива, потому что... Причины? Мне иногда кажется, что причины, как поводы, надо додумывать, выуживать из общей картины действительности. Я не хочу. Личность я достаточно дёрганая и вообще не вполне адекватная, но, всё же, смею надеяться, личность. Которая может делать выбор. И я не хочу искать объяснения тому, что я внезапно захотела обосноваться где-нибудь на пейзажах Куинджи. Или на пасторалях Буше. Или примостилась бы на страницах какой-нибудь из любимых атмосферных книг.
Sweet Home Alabama, стиль индипендент. С - значит свобода.
Хочется катиться в машине по длинному хайвэю и оставлять все проблемы позади. Пусть сегодня мне приснится дорога.
И если я не хочу слететь в кювет, надо попробовать определиться с направлением. Даже на абсолютно прямой дороге часто встречаются развязки. Пока что я - слепой пилот; или, может быть, дама в солнечных очках, шарфик которой ветром прилепило прямо к глазам. И как же хорошо, что вот прямо сейчас я этого не чувствую; этот вечер позволяет мне насладиться состоянием безмятежности, и я благодарна провидению за это. Мой персональный внутренний ад так редко закрывается на перезагрузку, что я стараюсь хвататься за эти моменты; строить мосты из песен, образов, фраз, по которым я могла бы снова вернуться. Кстати, Хэв Ю Эва Син Зэ Рейн? Creedence. Ты когда-нибудь видела дождь? ..

Хочется написать ещё много чего о бесконечности и конечности, о разочаровании, скуке, лени и о том, что надоело, но... Не хочется портить пост умиротворения. Только если добавить: весенний луг, где в каждой травинке играет солнечный блик; холодная ниточка ручья тянется вниз по склону; заставка виндоус глупая и некрасивая по сравнению с этим великолепием. Потеряйте меня кто-нибудь там на денек-другой; обещаю, я вернусь спокойной.

@настроение: меланхоличное

13:11 

Немного о том, как в жизни стало больше... жизни.

Все слова - не те.
Знаете, говорят, надо жить впечатлениями. Ловить моменты, чтобы потом было, о чём вспомнить.
В последнее время я как раз живу только этим. Мой горячо любимый аврал с одной стороны, и внезапный и отменный релакс с другой - такой контраст привёл меня к мысли о том, что я всё еще умею наслаждаться жизнью, что жизнь моя может быть не только полноценной, но и из ряда вон выходящей, яркой, лёгкой на подъем. Что я могу и умею справляться с проблемами без предшествующего желания убиться головой об стену.

О чём это я?.. С тех пор, как несколько дней назад мы возвратились из Египта (спасибо родителям за подаренную возможность увидеть море и девчонкам за то, что нашли возможность быть со мной всё это время), я успела отойти от солнечных ожогов, облезть, написать курсовую работу и сдать её, сделать pr-проект и сдать его, подготовиться к итоговой контрольной по демографии и не написать её (особо тёплый привет хотелось бы передать господину Моруге, который не смог), закупиться книгами, принять парочку запоздалых поздравлений с двадцатилетием и насладиться отвратной московской погодой (мама, где мой пуховик?..). Какой, оказывается, я могу быть продуктивной после хорошего отдыха! Невероятно, но курсач и проект я наваяла за одну ночь, а потом спала шестнадцать часов кряду. В общем-то, кстати, удобный график: ложиться спать один раз в двое суток. Приучить себя так спать, и сколько бы проблем было решено!..

Хотела написать немного о месте, куда бы с удовольствием вернулась: Хургада, Египет, отель Golden 5 Emerald. Впечатления - отличные (исключая вечер заселения, когда нам изрядно помотали нервы). Чисто, красиво, не очень многолюдно (наверное, потому что ездили не совсем в сезон), все говорят по-русски (хотя это, скорее, минус, потому что всегда веселее, когда тебя не понимают, пока не переходишь на английский), море... Самое чудесное (кажется, я скучала по нему каждую секунду своей жизни). Никакие туристы, пустынные женщины в хиджабах, водоросли, медузы и прочее не испортят этого моря, которое солоно настолько, что соль проникает даже под крепко зажмуренные веки. И ещё одно море - солнца, которое занимает всё пространство: воздух, воду, тень, словом, всё на свете; которое пронизывает промерзшее в Москве тело до самых косточек, которое дарит сахарно-белой и оттого жутко некрасивой коже золотистый (а иногда и красный, если не будешь осторожна) оттенок, которое заставляет зрачки сжиматься до размеров песчинки, которых под ногами столько, что, кажется, из них можно составить ещё одно, третье, море. Следственно, я была на трёх морях сразу, как прекрасно. А ещё над нами часто-часто летали самолеты, потому что до аэропорта было совсем недалеко - каких-то полчаса пути. Они были очень красивые, особенно на фоне яркого звёздного неба. А ещё я видела тучи под тучами - впервые в жизни. Вообще, Африка - даже такая насквозь обрусевшая, как Египет, не перестаёт меня удивлять: своей природой, своими людьми, своей... жизнью, которой я немного взяла оттуда и привезла с собой сюда.
А ещё в этой самой Африке я встретила своё двадцатилетие - вместе с Хасом и Полиной. И это было удивительно - день рождения на другом континенте. И то, что девчонки привезли с собой плакат "с днём рождения" (с Рапунцель!!!) и приклеили его на балконе пластырями. И ещё цветы, которые они где-то незаметно нарвали и разбросали по столу. И свеча, которая обещала моему желанию, что оно обязательно сбудется. Просто потому, что всё было именно так - как должно было произойти. Всё было правильно, и я чувствовала эту правильность в каждом дуновении ветра, в каждой звезде на небе, в каждой капле воды вокруг - все были на своём месте; и это было, как будто во всех самых сложных уравнениях моей жизни неожиданно был найден Х. Я желаю почувствовать это каждому, кто когда-либо ощущает эту болезненную недосказанность, незавершенность своей жизни, неприятную монотонность будней и тень бесперспективности, время от времени появляющуюся где-то в непосредственной близости. Счастливое воспоминание приходит и уходит, но с тобой остаётся его ощущение, которое ещё долго защищает от плохих мыслей. Кажется, мне это было необходимо.

И я прочитала парочку книг, которые уже давно меня ждали. "Любовь живёт три года" Фредерика Бегбедера - хотя такая литература и совершенно не в моем вкусе, прочитался романчик на одном дыхании - на отдыхе я вообще читаю, как сумасшедшая; помнится в Болгарии за 10 дней я проглотила 6 книг, среди которых была "Королева Марго" Дюма, которая совершенно-абсолютно-совсем-совсем не в моём вкусе. Так вот, "Любовь..." - это такой своеобразный путеводитель по мужской психологии, написанный для тех, кто не знает, что такое психология. Ничего не хочу сказать, быть может, это "заслуга" переводчиков - но такой куцый язык я редко встречаю. Но, надо сказать, подчеркнула я в своём экземпляре довольно много - значит, умные мысли там всё же есть. Но спустя неделю я уже не помню, какие.
Хорошо, что со мной была ещё и "Машенька" Владимира Набокова, иначе после отпуска я вернулась бы литературно разочарованная. А так - Набоков всё-таки прекрасен (я всё ещё считаю, что кроме "Лолиты", да). Я думаю вернуться к описанию этого романа чуть позже, потому что не хочется смешивать все впечатления в одну кучу. Сказать могу одно - "Машенька", она в моём вкусе, определенно.

Вчера я не удержалась и зашла в книжный магазин на Молодёжке, где купила четыре книжечки, которые тоже собираюсь в скором времени прочитать (благо, в метро я езжу часто; оно, конечно, не море, но тоже сойдёт). И на сей позитивной ноте я, пожалуй, закончу свой рассказ и пойду поем - мой добрый научный руководитель разрешил мне не мотаться сегодня во второй раз в институт и придти завтра, собственно, поэтому я могу делать всё, что захочу, остаток дня. Чем и воспользуюсь, мяу.



instagram.com/p/2vdn19Acg2/?taken-by=pafosnoeob...
instagram.com/p/2lMGd8gcll/?taken-by=pafosnoeob...

@музыка: Laurent Wolf - No Stress Feat. Eric Carter (вухуу, любимая отельная песня)

18:07 

Все слова - не те.
А, может, забить на всё? Зачем мне тратить деньги и нервы на то, что никому, кроме меня не надо? Эххх.... Злость разбирает.
В общем, я даже как-то не настроена ни на что, не смотря на столь любимые мною майские праздники. К тому же, за окном дождливо и слякотно. Мерзость одна.
Хотя, быть может, для меня сейчас всё - одна сплошная мерзость, потому что настроение ни к черту. Курсовая не написано, исследование не сделано, и вообще, чувствую я себя преотвратительнейше. А ещё мне холодно. Брр.
На смену постоянным нервякам пришла вялая апатия, которую в ближайшее время вряд ли чем выгонишь. Из всей литературы сейчас выбрала Глуховского - он просто донельзя подходит моему меланхоличному состоянию. Такой же угрюмый, резкий, гиперболизированный. Теперь вот думаю, как из этого всего выбираться. Сложно сказать, на сколько процентов я загнала себя в депрессию (наверное, где-то на десять, не меньше, а это по моей шкале депрессивности достаточно много), но ощущения такие, как будто я утонула в реке, и теперь сижу на дне, как песочная рыбка, и посматриваю на всё через призму тонн воды.
Самое обидное, знаешь, что не будет ничего сказочного в этой весне. Только труд, упорный и упрямый, а потом еще лето, где отпуск - дай бог пару недель, а всё остальное - всё тот же труд... Надо слишком многое узнать, чтобы моя жизнь и дальше соответствовала планам. Кстати говоря, я едва не забыла про практику, которую придется искать непонятно где (и вообще, куда берут на практику второкурсников-заочников? Безумие...).
А еще надо искать работу, потому что я хочу машину, а машины из воздуха не появляются. Родители, конечно, обещали помочь, но не полностью, потому что даже очень старенькая и дешевенькая иномарка требует больших вложений. К тому же, я хочу, чтобы это была именно моя машина - тогда у меня будет повод ее любить. Я не умею, как, например, Дима, принимать подарки от родителей с пофигистичной благосклонностью, делая вид, что они мне обязаны (а потом еще удивляться, с какой это стати мама просит его свозить ее туда-то и сюда-то); впрочем, каждому своё. Я люблю и уважаю маму и папу, Я люблю и уважаю себя. Аминь.

21:35 

Все слова - не те.
Что я могу сказать? Сегодняшний день не так прекрасен, как вчерашней. Но, как мне кажется, в одномоментности и состоит вся прелесть жизни. Ты едва не плачешь, сидя в метро, из-за перезагруженности и кучи мелочей, которые постепенно подводят тебя к нервному срыву, а в следующую секунду ты уже любуешься вечерней Москвой, выходя из Большого после чудного спектакля. Ты ругаешь себя, бьешь не в чем неповинную стену не менее невинными костяшками, потом моргаешь, и вот ты уже бежишь вдоль шумной Вернадки с любимой музыкой в ушах, солнце пригревает, и ты абсолютно и беспардонно счастлива. Жизнь - это удивительный калейдоскоп, фотоальбом, где ч/б резко сменяется цветным. В последнее время я чувствую это особенно остро.

Да и вообще, существование мое стало протекать как-то более уверено после того, как зимняя хандра несколько отступила. Сессия на журфаке прошла, оставив после себя только уютные воспоминания от лекций Алексея (?) Борисовича Гвоздева и неконтролируемое желание проспать несколько дней кряду. А, ну и пропущенные пары в своем универе, естественно (да простит меня г-н Синяев (конфликтики!) и остальные достопочтенные господа преподаватели, лекции и семинары которых я не почтила своим присутствием). Теперь, смею надеяться, будет как-то всё более организованно с моей стороны (не смейтесь, я буду стараться в кои-то веки не прогуливать пары просто потому что хочу спать/есть/отдыхать/внезапно пойти в кафе/посмотреть сериал/др на выбор). Короче, я торжественно клянусь, что замышляю только... учёбу. И курсовую. И проект. И списки литературы читать.

Тем временем близится мой день рождения, планы по поводу которого абсолютно полностью размыты. Радует то, что погода совершенно точно будет хорошая (как и всегда 12 мая), а это значит, что, возможно, мы сможем дружно выбраться на природу. Не то чтобы я любила природу как таковую, но в майских выходных есть что-то такое, что даже мою ленивую задницу побуждает выйти на долгую прогулку. Кстати (и это радует), др мой выпадает на вторник - законный выходной третьего курса социологов, а это значит, что, даже если праздновать в итоге я буду в выходные, провести вечерок с Хасом и ещё с кем-нибудь мне ничто не помешает.

Сегодня я узнала, что человек, когда-то заставивший меня, хоть и совсем ненадолго, но потерять веру в людей, предал доверие еще одного человека. Это заставило меня глубоко задуматься о ценности дружбы. Я вот, например, нескольких человек могу назвать своими друзьями - и из всех фактов на свете мало доставляющих мне столь огромное удовольствие, как этот.
Но я с каждым годом узнаю всё больше о людях, которые не знают цену дружбы и не умеют ее сохранить. Узнаю я о них с удивлением и искренним сожалением об их судьбе. Если человек не может сохранить друга, как он может сохранить себя?..
Нет, с моими друзьями мы не всегда сходимся во мнениях. Мы не всегда говорим то, что будет по душе другу, мы много спорим; мы предстаем друг перед другом без прекрас и масок, и каждый из нас способен это принять, способен поговорить о том, что не нравится, помочь, поддержать. А как можно без этого?.. Человек может быть сколь угодно сильным, но если он одинок, он рано или поздно сломается. Не изменишь и того, что человеком человека делает окружающие его люди; а если его никто не окружает, если на него никто не влияет, разве он может сохранять человеческое лицо?..
Человек, о котором я говорила выше, давно уже потерял своё лицо благодаря примитивному снобизму и самомнению, которое себя не оправдывает. Этого человека мне от души жаль; надеюсь, у него когда-нибудь появится хоть капелька мозгов, и он перестанет обижать хороших людей.

Конечно, есть вещи гораздо интереснее этого, но мне почему-то захотелось об этом написать. Наверное, потому, что в свое время это задело меня за живое. А теперь я могу со спокойной душой пойти и дочитать Хемингуэя, снова попробовать осилить "Красное и чёрное", посмотреть сериал, который с этой сессией был заброшен, а потом, ночью, пройтись немного по погрузившемуся во тьму городу. Теперь у меня есть долгожданная свобода выбора, а моя грациозная и прекрасная кошка облюбовала мои колени и мурлычет (и это значит, что я вынуждена надолго остаться в этом кресле, рядом с которым - моя любимая дедушкина библиотека).

X.O.X.O.

@музыка: Portishead – Glory Box

02:04 

Война пиарщиков и обмирщение сознания.

Все слова - не те.
Если честно, название текста писалось просто от балды. Хотя, конечно, сегодня мне не раз подкидывали пищу для размышлений. Например, я выяснила, что у нас появилась совершенно замечательная женщина-преподаватель (и, да, я в курсе, что это чуть больше, чем полностью, оспаривает часть моего предыдущего поста), которая читает очень интересные лекции и по взлету левой брови студента на пятом ряду лекционной аудитории видит, что у того есть вопрос. Говорят, она хороший психолог.

Сегодня у моего папы день рождения. Ему уже достаточно много лет, чтобы он казался мне мудрым. Впрочем, он казался бы мне мудрым вне зависимости от возраста: он у меня удивительный. Я думаю, что о таком папе, как у меня, можно было бы только мечтать. Да, у него есть свои недостатки, как и у каждого из людей, но я нахожу в себе силы принимать и любить их, потому что роднее человека, чем он и мама, у меня нет и никогда не будет.
Спасибо тебе, папочка, что ты есть.
Я знаю, как тебе сейчас тяжело, - ведь это твой первый день рождения без отца. Но помни одно: мы не можем грустить, потому что от этого никому лучше не сделается. Светлая печаль должна оставаться в наших сердцах, а всё остальное - от эгоизма. Вокруг очень много людей, которые тебя любят, и которые готовы разделить с тобой это горе. Я, в первую очередь. Я всегда рядом, пап, что бы ни случилось. Я люблю тебя.

А сейчас - самое время пойти и вздремнуть. Я решила устроить себе завтра выходной, но это не дает мне права не спать всю ночь.

Нытие, определяющее сознание

главная